//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/41111.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/18310.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/39295.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/52042.css"/
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/42948.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/18788.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/20318.css
//forumstatic.ru/files/0017/ef/32/11291.css
//forumstatic.ru/files/0017/ef/32/79415.css?v=1
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Наруто: печать времени

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наруто: печать времени » Прошлое » "Любви все возрасты покорны, но для продажной нужен ценз"


"Любви все возрасты покорны, но для продажной нужен ценз"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Страна Огня | "Любви все возрасты покорны, но для продажной нужен ценз" 
Место, время, условия: 31 мая, 997 год, торговый город Отафуку, Страна Огня
Участники:  Горудо Кин, Умидан Мэталл
Статус эпизода:  закрытый
Ранг эпизода для участников (ники), если он сюжетный:
Жаркое лето в Отафуку - это всегда праздник не только для местных жителей, но и для многих людей со всего континента и за его пределами. Ведь не зря этот город называют чуть ли не культурной столицей Страны Огня, а после того как здесь начали проходить кинофестивали и администрация вложила бюджет в постройку нескольких студий, то со всех сторон начался поток прибывающих режиссёров, актёров, продюсеров и просто людей желающих попытать счастье. Под конец мая как обычно заканчиваются последние пробы ведь всё грядущее лето надо будет потратить на съёмки, а где-то в южной части города очень легко перепутать несколько дверей на которых почему-то написано было одно и тоже - "Ночная схватка".


1. Требуется ли участие Гейм Мастера – нет
2. Дополнительно: ...

Отредактировано Мэталл Умидан (24.09.21 19:29)

+2

2

Чтобы Кин пропустила такое событие? Да ни в жизнь!

В прошлом году она уже попытала счастье в этом празднике киноискусства и попала, скажем так, в неплохой фильм. Правда, эта роль не слишком отличалась от того, что девушка делала в реальности: снова воздушная гимнастика. С той лишь разницей, что ее персонажа убили спустя пять минут после появления. Но ведь начало должно быть… ну хоть каким-то!

И вот Кин снова просит разрешения у короля страны Луны разрешения посетить этот кинофестиваль. Все равно каникулы, большая часть артистов в отпуске, а ей одной на острове будет жутко скучно. В тот раз ей пришлось зубами выгрызать разрешение на поездку, да просить подсобить с билетом, но в этот все было намного спокойнее. Ведь прошлая поездка прошла просто по маслу: ни охотников за Пеликаном, посланных кланом Горудо, ни за самой Кин, ни даже еще каких-либо злоключений. Значит можно было отправляться, прихватив с собой пернатого и пару охранников. Чисто на всякий случай. Ну… ну а вдруг Пеликан разбуянится? А он такое может!

Путь в страну Огня, безусловно, не из самых близких, но на хорошем транспорте он практически неощутим. А король уж позаботится, чтобы его любимая игрушка ехала с комфортом. Дорога прошла вообще без каких-либо приключений, даже не пришлось менять колеса, например. Это, конечно, здорово сэкономило время, но такая пресность под конец пути жутко надоела Кин. Ее душа жаждала развлечений. И в Отафуку она их получила!

Первое и, пожалуй, самое важное — регистрация. Платишь некоторую сумму денег, сдаешь на проверку свои документы и бумажку с предварительной регистрации — весь секрет того, как стать членом фестиваля. Самое сложное заключается именно в предварительной регистрации. Но Кин, в принципе, является сама актрисой, пусть и не совсем кино, поэтому сложностей с этом не возникало ни в тот раз, ни в этом. Да и король подсобил, как никак. Наверняка же хочет увидеть свою подопечную на большом экране.

Какой-либо очередности, чтобы пройти в театральный зал, на время фестиваля переоборудованный под показ кино, нет. Хоть ты звезда, хоть вообще раскадровщик какой-нибудь. Поэтому журналисты и поклонники все время пытались вытянутся за заграждение, чтобы среди толпы углядеть звезду. Ну и, автографы, разумеется. У Кин почему-то их просили, что не могло не смущать подростка. Как никак, до звезды кино ей как до луны пешком.

Фестиваль шел ровно две недели, за которую успевали показать то, что успели снять и нарисовать в этом городе, да и, в целом, в мире. Фильмы и мультики крутили с десяти до одиннадцати, но, разумеется, Кин посетила не все: во-первых, не каждая работа ей была интересна, а, во-вторых, не на все ее пускали. Ну, знаете, эти фильмы для взрослых. Хотя цензура просто отвратительная штука! Ну вот, например, она не знает то, как выглядят люди голыми? Или там кровь, кишки и размазало… Больше ничего такого, из-за чего фильм мог иметь пометку «только для взрослых,» в голову рыжей не приходило. Да вот как это только объяснить тетеньке у входа, зорко вылавливающей школяров, что она уже все понимает и никаких психотравм не будет? Оставалось только пытаться выпытать у коллег постарше, да со слов выходило все очень странно.

Но фестиваль это не только фильмы с утра до ночи. Это еще и пробы, что тоже весьма важно. В них могли принять участие вообще кто угодно, не только члены фестиваля. Но во время фестиваля, всех этих фотосессий можно было найти столики с рекламой того или иного фильма и адрес, где располагалось, так скажем, представительство. И дата проб. Особенно важная штука, так как в одном месте, но в разное время могли сидеть отборщики вообще с разных проектов.

И вот ее очень привлек столик с одним проектом. «Ночная схватка!» И синопсис классный: у главной героини похищают брата, требуя оплатить карточные долги, ну а девушка не пальцем деланная, находит какой-то клуб и там учится драться, чтобы вернуть брата. И вот, самое интересное, что кастинг идет и на роль главного героя! Ну еще и подруг, и вообще членов этого клуба. Одним словом, можно весьма надолго занять экранное время! И фильм обещает быть классным. Короче, надо срочно бежать!

Адрес кастинга на роль стоял на другом конце городе, место Кин знала. И зачем-то приписка: «дверь слева». Ну, слева так слева.

Кин побежала на прослушивание в этот же день. Все равно ночью шел очередной фильм для взрослых, который ей абсолютно не светил. Охранников она оставила в номере отеля, а сама взяла с собой Пеликана. Пусть побудет психологической поддержкой, хотя, кажется, до киноискусства ему дела особо нет. Но, может, как-нибудь шепнуть отборщику, что у нее есть редкая тварь, которая может отлично сыграть как.. ну, питомец злодея? Правда, пернатый же по-настоящему может от кого-нибудь откусить кусочек. Но, ничего, разберемся.

Кин бодрячком подошла к невзрачному сероватому зданию с абсолютно двумя одинаковыми дверями. Она оставила Пеликана на лавочке вместе с кальмаром на палочке и строгим наказом ждать тут. Ну, в общем, Пеликан на всякий случай мог выглядеть внушительно, имея вид двухметрового парня. Пусть и дебиловатого.

Итак, две двери. Какую выбрать? Кин чешет репу, вспоминая, что было в вывеске. Дверь справа, абсолютно точно!

Девушка бодрячком открывает нужную дверь, попадая в сеть коридоров и идя по указателю в сторону кабинета с кастингом. Но вот что странно. Все на нее кидают такие странные взгляды. А что-то не так? Вроде она даже ничего не ела, чтобы иметь перемазанное лицо. Кин даже тормозит, оглядывая себя: все в порядке. Ну, значит, можно идти дальше!

В нужный кабинет нет никакой очереди, так что даже ждать не нужно. Подозрительно, но так даже лучше. Очереди это ужасно… скучно.

Девушка, отбрасывая все волнение перед пробами, заходит внутрь. Здесь внутри были какие-то совсем странные костюмы, которые, если надеть, все равно останешься голым, да и предметы, о назначении которых Кин не догадывалась. Нет, ну было что-то знакомое. Хлыст, например, но зачем? Тут что, можно будет на лошади прокатится? Во здорово!

Человек в кресле почему-то выглядит очень удивленно, но Кин считает, что не надо поддаваться на такие штуки. Она актриса, она уверена в себе и главная роль в ее кармане!

— Я Горудо Кин и я пришла пробоваться на главную роль. Нет, даже не пробоваться, я получу ее! — в ее словах ну даже чересчур много решительности, — Я гибкая и ловкая, поэтому выучу любой трюк, ответственная и потому не буду опаздывать на съемки, а еще… а я еще снималась в прошлом году, но так-то у меня куча опыта! И тексты учу быстро и, вообще, я неконфликтная и обязательно со всеми полажу! — начала загибать Кин, перечисляя все нужное для проб.

Правда, кажется, с этим человеком в кресле что-то было не так. Он почему-то сидел с отвисшей челюстью. Может, ему поплохело?

— Дяденька, а чего это вы так? Может это, вам стаканчик воды делать? — Кин сменила взгляд на кувшин с водой.

Реально странный тип какой-то.

+4

3

Пока ты молод и горяч ты бросаешься за любую работёнку как за последнюю соломинку, особенно, если эта шабашка хоть каким-то боком относится к тому что ты любишь или о чём мечтал всё это время. Уми был не исключением и так или иначе он оставался человеком, хотя бы тот короткий срок, когда ещё только сбежал из деревни и лишь размышлял о том, чем занять некогда последнего претендента на титул наследного принца Мурамаса. Театр сразу же понравился ему, потому как вся жизнь Умидана была театром и если уж не люди вокруг, то хотя бы он был вечным актёром, для которого лишь менялись декорации, скрипты и списки действующих лиц. Он всегда носил маску так или иначе потихоньку забывая о маленьком мальчике, что с ненавистью в сердце проклинал весь свой род до девятнадцатого колена, припоминая всем и каждому о их лжи, да напускной святости, так что было вопросом времени, когда человек играющий в жизнь – начнёт играть по жизни. Он никогда не стеснялся своего прошлого, так как оно было частичкой живого образа и настоящей жизни вычеркнутого из истории родной деревни паренька, а потому всегда с гордостью отвечал на каждом из интервью, что да, начинал он на подмостках уличных театров осветителем, уборщиком, а позже и завхозом. Вертеться вокруг лжецов было ему приятнее, особенно среди тех, что признавали свою ложь и управляли ей настолько искусно, что могли позволить называть свои сети интриг и напускные несуществующие образы настоящим искусством. Магия – да и только, а величайшие лжецы – это величайшие волшебники.
Можно было бы сказать, что Мэталл продал душу за пару рё и мечту, потому как на самом деле приютившись в стенах театра он никогда и не рассчитывал, что окажется по ту сторону кулис не сильно задумываясь об игре – перед ним стоял более сложный и насущный вопрос, что съесть завтра, а ещё лучше поесть бы сегодня, потому как на голодный желудок сложно сосредоточиться и в медитации усилить свой контроль чакрой, а дальше и позабыть о голоде питаясь лишь той самой манной небесной, что пресыщала его и по сей день. Тогда же он и познакомился с Татсу. Так-то он славный парень, добропорядочный человек, верный муж и хороший отец, он платит налоги, не нарушает законов своей страны и ходил бы на каждые выборы, если б они существовали. Разве повод обвинять его во всех смертных грехах за то, что он режиссёр порно? Вовсе нет, по крайней мере Уми считал именно так – и всегда был благодарен своему старому товарищу, что тогда он из обычного театра переманил его в, скажем так, более возрастную версию того же промысла. Всё же Мэталл был идеалом для этой ниши – высок, красив, вечно молодой, да ещё и знает хорошего гримёра и костюмера, которые ему помогут с образом, да так, что мать родная бы и не узнала. И своей игры в подобном роде развлекательного синематографа Уми тоже никогда не стеснялся – как минимум ему нечего было стесняться, были бы у него подобные комплексы он бы никогда не попал даже на подобную малую сцену, а работа – есть работа, пока за это платят. Не то чтобы она была достойной, в том числе по оплате, без сверхурочных съёмок и разрыва на десяток площадок или громкого имени на рынке – дела этого не хватило бы на роскошную жизнь, от которой Уми может и успел отвыкнуть, но чисто человеческое желание вернуть некогда утраченное никогда не оставляло его.
Конечно многие моралисты пытались пристыдить его за подобные грехи прошлого, а некоторые высокодуховные режиссёры так и вовсе объявили его персоной нон-грата на территории собственных съёмок, но Мэталлу не было на что обижаться – каждому своё и если подобный маленький факт биографии мог повлиять на сотрудничество двух уважаемых людей, то возможно оно и не стоило того, чтобы начинать переговоры. Истинный ценитель – зритель или критик сами оценят кто был прав, а кто виноват. Однако, жизнь складывалась так, что потихоньку он и сам начал забивать болт, вы уж простите меня за этот каламбур, на свой некогда основной промысел. Горячая кровь перестала кипеть, да и довольно быстро приедается однообразие сюжета практически статичных картин – так, вкинули экспозицию и начали основное действие. Кто-то мог бы и вовсе забыть даже о том, что по-хорошему нужен хоть какой-то внятный финал, мотивация персонажей, арки героев и что на самом деле этот непритязательный жанр всегда можно было обернуть в самое настоящее кино, просто с толикой дополнительных деталей в определённых сценах, ведь через язык тело можно рассказать свою – отдельную историю. Но всем было плевать на подобные планы, так что единственным контактом со старой работы так и остался Татсухиро с которым Уми вновь пересёкся на этом злосчастном фестивале.
В Отафуку Умидан всегда был желанным гостем, а уж когда дело доходило до главного празднества года – так и вовсе обязательным элементом хотя бы основной премии. То, что параллельно с этим можно было встретить старых знакомых, пообщаться с фанатами и найти пару интересных проектов – было конечно же приятным бонусом, потому как исполнять роль ведущего на “Лучший фильм 997” ему всё также не хотелось от слова совсем. Во-первых, подобная роль проведения мероприятия означала, что самому о статуэтках и номинациях в этом году можно было бы забыть, было бы глупо вручать награду самому себе, а во-вторых это ещё и слишком высокая ответственность за всё мероприятие, отработка дешёвого сценария с напарником и так далее. От таких предложений хотелось лишь плакать, да плеваться. Но по счастью Уми в этот раз никакого занудства не было – всего-то предложения давних знакомых. Старик Татсухиро не унимался и чуть ли не умолял Мэталла, чтобы по старой дружбе тот снова снялся в его шедевре киноискусства, обещал и неплохой сценарий, и преференции со своей стороны, только вот ломался с гонораром и процентом от продаж – основным условием Умидана. Всё же, не смотря на всю признательность за раннее сотрудничество нынче Уми был совсем уж другого полёта птицей и его время, особенно на кинофестивале, стоило огромных денег, так что по-иному они бы и не договорились – исключено. Разругавшись в пух и прах в очередной раз прямо в день кастинга Мэталл решил сгладить углы и отправился за кофе на задний двор, в конце концов у него и так было здесь сразу две студии с параллельными съёмками ещё и вышло так забавно, что распределявшие территорию бюрократы видимо выстраивали проекты в алфавитном порядке, так что сразу две версии – для широкого проката и для узкой взрослой аудитории – почти одного и того же проекта, если судить только по названию, расположились бок о бок, периодически поплёвывая друг в друга, ох уж эта дружба между съёмочными группами, кажется только Мэталлу, что представлял сразу и местных Монтекки, и Капулетти, было абсолютно плевать – так как для него это было лишь работой.
- Я Горудо Кин, и я пришла пробоваться на главную роль. Нет, даже не пробоваться, я получу её! – в этот момент Умидан было подумал, что ошибся дверью, когда наконец-то вернулся с парой пластиковых стаканчиков и внезапно услышал детский голос посреди порностудии. – Я гибкая и ловкая, поэтому выучу любой трюк, ответственная и потому не буду опаздывать на съёмки, а ещё… а я ещё снималась в прошлом году, но так-то у меня куча опыта! И тексты учу быстро и, вообще, я неконфликтная и обязательно со всеми полажу! – в этот момент Мэталл по привычке старался не дышать ещё больше, чем обычно, будто пытаясь вытолкнуть из организма лишний воздух.
Мать честная, Татсу, у тебя дочь того же возраста. Как можно? Да и не было такого в контракте, Уми на всякое непотребство незаконное не подписывался, то был его немного другой профиль и то, дело в конце концов почётное и благородное – людей убивать это вам не… Нет, даже задуматься было страшно о том, как эта фраза рифмовалась, а потому Мэталл всё же собрав волю в стальной кулак вышел из тени и подойдя к режиссёру буквально воткнул стакан в парализованную руку. Вышедший на свет мужчина, поначалу нависавший двухметровой фигурой над маленькой девочкой, прокашлялся, разбавляя атмосферу повисшей тишины посреди студии, после чего присел. Чёрное кимоно он поспешил завязать, так как нечего было пугать ребёнка многочисленными шрамами и татуировками, которые сейчас побледневшему чуть ли не до цвета идеальной платины Уми было скрыть абсолютно невозможно даже при игре света и тени, а голый торс и грудь так вообще показались ему излишними в изменившейся ситуации. Убрав волосы назад, повязывая по-быстрому себе подобие самурайского хвостика и шумно выдохнув главный герой картины всё же позволил себе ещё раз выдохнуть, после чего опрокинуть в себя все поллитра кофе за глоток.
- Неплохо. Очень даже. Может в таком случае расскажешь побольше о своих навыках? Ты присаживайся пока, в ногах правды нет. – улыбнувшись и немного успокоившись сказал Умидан, указывая на диван, что был за спиной у претендентки на главную роль. – Какие уже трюки исполняла, к чему новому готова и откуда же у такой юной леди такой большой опыт в подобном возвышенном искусстве? –
Без циничных шуток было здесь не обойтись, но всё же успокоившийся Мэталл должен был прийти в себя и разобраться что на студии Татсухиро забыла маленькая девочка, возможно это был розыгрыш, может недопонимание, может ей вообще было тридцать, просто она так хорошо… сохранилась. Нет, о таком думать вовсе не хотелось. Уми конечно мог себе представить и знал, что существует аудитория падкая и на нечто подобное, но не хотелось бы ему оказаться внезапно одним из производителей чего-то подобного. А если это просто заблудившаяся актриса – что ж, кому как не Умидану ей помочь и отвести куда надо, потому как мало ли чем это всё могло бы закончиться без его вмешательства. Спокойствие Мэталла явно влияло на ситуацию – как минимум челюсть бедного режиссёра упала ещё ниже.

+4

4

Кин захлопала глазами: нет, серьезно, что не так с этим типом? Кажется, он побелел прямо как эти стены.

Надо наверняка сидеть и ждать реакции. Не уходить же, как никак?

Как в комнате появилась еще одна фигура, Кин не заметила. Слишком была увлечена ожиданием реакции от этого странного господина. Потому появившаяся внезапно со стаканом заставила ее дернутся и обернутся к, собственно, еще одной фигуре назревающего представления.

Нет, конечно, она привыкла к тому, что над ней может нависнуть Пеликан. Но он не человек, да и вообще не слишком соображает насчет того, что когда так рядом стоишь с человеком намного ниже тебя, то это напрягает. А сейчас та самая ситуация напряжения, только вот перед Кин стоял не ее всегда нейтральный друг, а вообще какой-то посторонний человек.

Люди вообще могут быть такими большими? Странный вопрос, конечно, но, опять же, такой же большой на ее памяти только Пеликан. А он не человек. Наводило на слишком странные мысли.

Кин как-то инстинктивно увеличила дистанцию, пусть даже она сейчас была близко к этому странному дяденьке. Даже дело не столько в росте, сколько, в принципе, в нем самом. Нет, вроде как, это молодой парень, симпатичный даже, хоть ужасно худющий, но было в нем нечто жутковатое. И эта повязка с торчащим вместо глаза камнем. Она не добавляла как-то чувства доверия к этому незнакомцу.

Он попал под луч света, сев на диван. Теперь Кин могла отметить бледность его покровов, да весьма сильную шрамированность. Может, это, они родственники? Объяснило бы бледность. А шрамы… ну, не у всех было хорошее детство?

В голове Кин могла придумать объяснение всему, что было так и не так по ее мнению с этим молодым человеком. Но создавшийся жутковатый образ как-то не спешил уходить.

Незнакомец, шумно выдохнув, залпом отпил жидкость, явно пахнущую кофе. Оставалось наблюдать за тем, как такое фантастическое количество может быть выпито за один присест. Хотя, все же можно объяснить такими внушительными размерами. Кин смотрела на него с явным подозрением. Он тоже выглядел по началу удивленным, хоть сейчас был точно абсолютно спокойным.

Судя по сказанному, сейчас будет кастинг. Правда, с ним. Но этот незнакомец хотя бы говорил. А значит какие-то пробы будут.

Она перевела взгляд с человека на диване на человека в кресле. Потом обратно. Это какая-то странная система, с которой Кин сталкивалась впервые. Ну, главное, не терять вида. Мол, конечно я во всем этом разбираюсь.

Рыжая села на диван, уже против воли подавляя желание отодвинутся подальше. Что ж, осталось теперь понравится ему.

— Вы теперь отборщик, да? — позволила все же себе вопрос Кин, — Но да ладно. Я воздушная гимнастка из цирка страны Луны, поэтому, конечно, все связанное с кольцами, с полотнами. Ну и, кстати, теоретически и с шестом. Ничего криминального, пилон тоже часть воздушной гимнастики, а не то, что обычно приходит на ум незнающему человеку. А это, полагаю, значит, что с телом я дружу. Показала бы вам пару трюков, да вот ничего под рукой нет… — задумчиво протянула рыжая, оглядывая комнату. На первый взгляд ничего нужного не было. Но было еще кое-что другое.

Она достала небольшую фигурку, с которой не расставалась. Даже маска была сейчас снята и оставлена с Пеликаном,  чтобы отборщик мог оценить ее внешние данные. А вот фигурка была с ней.

Небольшая лошадка, созданная с помощью генкая, помещающаяся спокойно в женскую ладонь. Следом за фигуркой появилось и перо Пеликана, которое она заложила за ухо. Сейчас пернатый был в человечьем обличии, поэтому только так можно было с ним «соединится».

Кин положила лошадку, которая «ожила,» начиная рысить в сторону незнакомца. Всего-то плавить стекло в области суставов, да и еще кое-где. Чтобы лошадка поддёргивала шкурой, моргала, раздувала ноздри. Вроде такая мелочь, но серьезно меняет облик неодушевлённой вещи.

— Мелочь, конечно, но, возможно, смогу помочь сэкономить на графике. Слышала парочку слухов, что в «Ночной хватке» под конец будет сцена с тиграми. Кстати, если не секрет, уже приходили на пробы актеры на роль брата? — все же и правда интересно, вдруг уже нашли? Хотя, вряд ли в первый день-то.

Убирать лошадку Кин почему-то не стремилась. Вроде как, пробы, серьезное дело, а такая игра ну очень расслабляла.

+4

5

Несмотря на то, что издевательства над людьми было частью многих его сущностей, ролей и профессий - в самом деле Умидан не особо любил заниматься чем-то подобным. Бывали исключения, многие и разные, используемые как ради выгоды вполне материальной, так и просто ради удовлетворения простого человеческого хочу - но одно дело играться с едой, будь это кошки-мышки с жертвой заказного убийства, ведь клиент пожелал, чтобы перед смертью жертва испытала весь спектр возможного ужаса или же колкая игра слов с журналистами и интервьюерами, но издеваться над детьми... Нет, в этом определённо что-то было - отнять конфету у особо зловредного маленького нытика и насладиться его плачем, который раздаётся уже не от всевластия звука, но от полного собственного бессилия - да, таким Мэталл был готов заниматься даже не в педагогических целях, впрочем, педагог из него вышел бы прескверный, разве что тренер по фехтованию, который сломает тебе все кости, но всё же научит стоять и держать клинок так, что это запомнишь не ты сам, но твои собственные мышцы. Вот только здесь и сейчас он понимал, что скорее не издевается, а лишь пугает юную леди и не позволяет ей раскрыть весь свой потенциал, каким бы он ни был и независимо от того почему и зачем она здесь. Хотя, нет, он всё ещё отказывался верить в то, что девочка пришла сюда зная куда и зачем она вошла. Так что спектакль и так затянулся, но выводы было делать рано - по-крайней мере пока она сама ничего не скажет. Первым делом, правда, надо было хоть слегка разбавить обстановку - всё же Мэталл был ещё не в своём "гриме" и использовал своё тело скорее как манекен для будущих съёмок, а такой вид отпугивал от него людей у которых не было особых вкусов на высокие худющие трупы со стеклянными шариками вместо глаз. Первым делом он конечно же избавился от глазной повязки, предварительно уже заретушировав старые шрамы и открывая девушке взгляд на всё ещё молодое, но уже более живое лицо, а само тело начинало принимать медленно, но верно более правильный и жизнеутверждающий оттенок, словно тепло от только что выпитого кофе медленно пробуждало Умидана из спячки и вдыхало в него жизнь. С людьми ведь это так и работает?

- М-да уж, она будто бы действительно готовилась к такому кастингу... - лишь медленно крутилось в голове у будущего Айнкаге, пока он анализировал слова о навыках гимнастки из далёкой страны, ох, уж поверьте мне, о гимнастках из далёких стран сам Мэталл мог рассказать довольно многое, но явно не здесь и не при ребёнке, да и не только про гимнасток. - А может, это пранк какой-то? Чья-то неудачная шутка? Либо соседи всё же решили на нас натравить местную полицию за то, чем мы тут занимаемся... Не стану отрицать, я бы вывернул такое и сам, будь Татсу-чан моим злейшим врагом, но таким он станет только если действительно пригласил меня на съёмки в нелегальщине. Может обиделся, что я с него трясу свой маленький процент и роялти, что решил мне репутацию подмочить? -

Уми перевёл свой взгляд на режиссёра, оставляя в поле бокового зрения актрису-гимнастку, тот как раз начинал приходить в себя и быстро моргая и иногда сверкая взглядом то на Умидана, то на Кин дрожащей рукой пытался поднести стаканчик кофе к таким же трясущимся губам, он явно думал о том что и как ему сказать, а значит версия с обидой режиссёра на кинозвезду отпадал. Мэталл сам прекрасно знал о том, что из Татсухиро актёр как из самого Уми семьянин проживающий спокойную жизнь в районе вилл на окраине города. А для того, чтобы отыграть подобную смесь эмоций одним лишь лицом нужен был явный талант, которому мог позавидовать даже великий лжец Уми Мурамаса.

- Но всё же, если это его тупая шутка или попытка меня подставить - смерть его будет долгой, страшной и мучительной. Но так уж и быть, не на глазах собственной семьи. Малютка Эи ничем не заслужила травмировать свою психику, а госпожа Шинари слишком вкусно готовит. - пролетело у него в голове в тот момент, когда честный семьянин наконец-то сделал первый глоток и прикрыл глаза, будто пытаясь избавиться от всей этой картины как от наваждения от злых духов.

Далее оставалось лишь воздержаться от всех возможных видов шуток и мыслей относящихся к гимнастике и гимнасткам, к своем сожалению Мэталл знал лишь те версии, которые не то что детям нельзя рассказывать, за такое и в приличном обществе взрослых людей на тебя будут коситься как на сами знаете кого. А если не знаете - то это даже не ваши проблемы, это вы настолько чисты и интеллигентны.

- Думаю, сейчас можно обойтись и без трюков, госпожа Кин. - на моменте с обращением, особенно учитывая мелодичный и местами слащавый голос актёра, режиссёр явно был готов выплюнуть широкой струёй обратно весь поглощённый им кофе, но всё же совладал с собой. - Да, понимаю вас, я тоже часто сталкиваюсь с людьми, которые много понимают неверно и считают некоторые вещи криминальными или даже... Порочными. Но мы ведь здесь собрались не за этим? -

Наблюдая за последующим шествием странной стекловидной лошадки Мэталл впервые за сегодня удивился в лучшую сторону, он давно уже не встречал среди актёров других шиноби, а своих способностей он не выдавал из принципа, потому как всё это лишь магия грима, игры и монтажа, а не его способности выходящие за рамки разумного. Девушке явно до сих пор был не по себе, а потому она сильно закрывалась внутри. Что ж, Умидан мог конечно сказать о том, что для актёра, даже несмотря на возраст - это плохой показатель, работа в стрессовых ситуациях и соответствующая стрессоустойчивость обязана присутствовать, однако, до такого состояния ещё надо дорасти, а гении от мира лжи и игры в мире не так много. Уми встал и вновь вышел на свет, стараясь пока что не нарушать дистанцию личного пространства девушки от греха подальше, но при этом быть в свете софитов и попытаться обновлённым образом её успокоить. На свету всё же и стеклянные глаза вновь заиграли светом жизни, кожа медленно румянилась, а запахнутое уже полностью кимоно скрывало почти всё лишнее. Чтобы окончательно поставить точку в мрачном образе подойдя на нужную дистанцию Мэталл так же облизнул большой палец и провёл им несколько раз вдоль татуировки на правой руке, тут же меняя свою кожу так, будто это был лишь грим или переводная татуировка, который начал потихоньку стираться.

- Я так и не представился, прошу меня простить. Умидан Мэталл, ведущий на вручении премиии"Лучший фильм 996", к счастью в этом году этой участи мне удалось избежать. Тут вышла небольшая ошибка, госпожа Кин. Если вы говорите о "Ночной схватке", особенно с тиграми, то их съёмки находятся в другом павильоне. Легко спутать, названия практически одинаковые, но здесь... Скажем так, немного другой проект. К вашему счастью, я участвую и тут, и там, так что мог бы сопроводить вас на кастинг в соседний павильон и учитывая ваши подающие надежды способности даже может подсобить умаслив режиссёра. - Уми постарался расплыться в добродушной улыбке, прикрывая глаза на последней фразе, он не совсем был уверен как это воспримет сама Горудо, но если честно успокаивать детей у него получалось так себе. Лучшая соска - это либо то, что уместно в этой студии, но то, что не будет названо вслух, либо хорошее и выгодное предложение. С этими материями Мурамаса было работать проще, чем с детьми.

Татсухиро же наконец-то смог облегчённо выдохнуть, тот явно не знал как ему по хорошему объяснить ребёнку что происходит в их павильоне и как мягко сославшись на ошибку закончить эту сцену.

+3

6

Есть нечто странное в этом незнакомце, даже то, что перекрывает мертвенную бледность. Практически одним глотком уничтожить столько кофе — для Кин это было сравнимо с чем-то абсолютно невероятным. С детства ей говорили, что до кофе надо «дорасти» и это не напиток для детей: пусть в нем нет алкоголя, но он мог заставить человека либо свалить с ног, вызвав сонливость, либо, наоборот — свалить также в кровать, но уже от тахикардии и стучащего в виски пульса. Выпив однажды чашечку крепкого, будучи подростком, она прочувствовала второй эффект.

В общем, выпить столько кофе и оставаться на своих двоих наверняка многого стоит! Или это такой особенный навык всех совершеннолетних?

Но черт с этим кофе. Сейчас началось нечто совершенно странное или у Кин зарябило в глазах от яркого света в костюмерной? Молодой человек менялся, менялся подобно хамелеону — плавно, практически незаметно, если только не остановить взгляд на этом процессе. Под повязкой оказывается вполне нормальный глаз, хоть и отличающийся по цвету от другого. И кожа. Она стала более розовой, с пигментом, словно прямо сейчас этот незнакомец загорал под искусственным светом.

Даже шрамы, скрываемые черным кимоно, как будто осветлились.

Это не могла быть магия тени и света: в комнате оставалось все по-прежнему. Не изменилась и одежда, кроме того, что теперь отсутствовала повязка.

Ниндзюцу? Кин краем уха слышала о секретных техниках перевоплощения, только обычно это делалось с целью замаскироваться под кого-то. А этот актёр выглядел, вроде бы, практически также. Но что точно могла сказать девушка — чакра в этом процессе была задействована. Со столь малого расстояния даже она могла ее почувствовать.

Не менее зловещая, чем ее владелец.

Теперь все ее внимание было приковано именно к нему, а не отошедшему от чего-то, что пока неизвестно Кин, режиссеру. Стоит, стирает татуировку. Кто знает, что остаётся на его теле там, за кимоно.

Лошадка послушно вернулась к рукам Кин, исчезая в воздухе. Как никак, девушка чувствовала, что сейчас незнакомец даст какой-никакой вердикт, поэтому распылять внимание будет лишним.

Актриса слышит знакомое имя. Без роскошной одежды, что златоволосая видела на церемонии вручения, его не узнать. Вот оно, искусство преображения.

Но известен, конечно, Мэталл не как просто ведущий.

Если в родной стране, стране Снега, будучи поглощённой тренировками да учебой, Кин было не до различных соблазнов (да и технологически в глухой деревне это было невыполнимо), то страна Луны с ее вседозволенностью и культом потребления открывала двери всевозможных развлечениям, помимо самого простого и доступного — напиться в таверне до полусмерти. Именно здесь Кин и познакомилась с кинематографом: как и тем, что можно было увидеть в кинотеатре, так и тем, который надо было покупать с рук…

Великим ценителем жанра порнографии подростка, доставшего пару-тройку дисков, назвать невозможно, но, по крайней мере, память хранила некоторые часто встречающиеся на обложках псевдонимы. Поэтому произнесенное незнакомцем имя сложило общую картинку для девушки: ее занесло на съемки в слишком рейтинговый фильм, а тот режиссёр, похоже, из-за этого ужасно смутился.

Она оглядывает с макушки до пяток Умидана ещё раз. Так странно видеть одетым человека, которого до этого момента исключительно голым.

Девушка не смущается из-за понимания ситуации. В конце-концов, фильмы с убийствами имеют такой возрастных рейтинг, что и порнография, а смерти видят даже генины. Значит, в каком-то роде, в этом нет ничего страшного.

— Умидан-сан, — с уважительным суффиксом начинает Кин, — Можете не объяснить, кажется, я понимаю, какого рода здесь будут съемки будут проходить. Фильмы с вашим участием популярны в стране Снега. Странно, конечно, было помещать такие разные фильмы в одно здание,— девушка вспоминает практически идентичные баннеры на входе.

Но да ладно. С радостью приму ваше предложение. Вам только не нужно будет переодеться? Как я понимаю, это часть реквизита? — после короткой паузы заканчивает Кин.

С таким неожиданным раскрытием карт стало даже легче. Взрослые не спешат объяснять свои взрослые вещи, только зря создавая атмосферу неловкости. А всего-то снимают порнофильм...

Отредактировано Горудо Кин (06.11.22 21:32)

+3


Вы здесь » Наруто: печать времени » Прошлое » "Любви все возрасты покорны, но для продажной нужен ценз"