//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/41111.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/18310.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/39295.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/52042.css"/
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/42948.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/18788.css
//forumstatic.ru/files/0018/26/1d/20318.css
//forumstatic.ru/files/0017/ef/32/11291.css
//forumstatic.ru/files/0017/ef/32/79415.css?v=1
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Наруто: печать времени

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наруто: печать времени » Завершенные эпизоды » Коноха | "Выжившая"


Коноха | "Выжившая"

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Выжившая

Место, время, условия:  Коноха, 997 год.
Участники:  Инузука Хитоми, Харуно Сакура
Статус эпизода:  Открыт
Плен, это всегда страшно. Мало кто выживает, но еще меньше тех, кто не умерев, не меняются. Для сторонних наблюдателей побег - это окончание мучений и ужаса. Однако для того, кто прошел через это, все только начинается.
Заканчивается кошмар тогда, когда юная Инузука оказывается дома, в Конохе, или ее ужас только начинается?
Залечив покалеченное тело сильно проще, чем душу. Юной Сакуре, что только недавно встала на путь ирьенина, только предстоит это понять. Что она будет с этом делать: упрямо верить в лучшее, взирая на пациентку сквозь свои розовые очки или реальность заставить ее опустить руки?


+2

2

Крик, дикий, душераздирающий. Опять Хитоми проснулась он такого. И, что самое страшное – это ведь кричала она сама.
После того, как она вернулась из логова Орочимару, вся истерзанная и еле живая, в ней словно что-то надломилось. И ведь странно. Там, в плену она не проронила не звука, как бы над ней не издевались.
И ведь, то, что её держали на воде да сухарях дабы, не подохла раньше времени, это так, фигня. Ведь Орочимару со товарищи умудрился придумать для неё куда более страшные издевательства.
Её резали заживо, отрезали маленькие кусочки, а потом лечили продолжали по новой. Её топили головой вниз, но ровно до того момента как она начинала биться в агонии от асфкексии, после её вытаскивали и снова и снова бросали в воду. Её привязывали к дыбе. А ещё к Гридирону – это такая решетка, под которой разводили костер и медленно проворачивали жертву словно мясо на вертеле. Ей неоднократно ломали пальцы, она была вся в синяках, ожогах и ранах. И как только она готова была упасть в объятья смерти, чтобы это всё закончить, её вытаскивали с того света, лечили и вновь пытали. И так продолжалось много дней. Так что тот факт, что на ней по мимо прочего испытывались яды и гендзюцу, не давали спать и пытали ярким светом и громкими звуками уже выглядит не таким уж и страшным. Ну а ещё Хитоми лишилась глаза.
Орочимару говорил, что это лишь способ избавления от всех страхов. То ли он хотел сделать из неё очередной свой безумный эксперимент, то ли что похуже. Но в итоге он потерял свой образец. Хитоми после очередного лечения смогла вырваться, убить надсмотрщика, а ещё похитить банку с красным глазом. Не известно, что это такое, но это взамен потерянного ока.
Дальше была тяжелая дорога до Конохи. Хитоми рвала когти из последних сил. Она понимала, что, если заметят побег, а его заметят по любому, погоня не заставит себя ждать, и вот тогда ей точно не жить. И скармливание её изувеченной тушки змеям, о котором говорил Орочимару, было бы ещё гуманным, её бы могли попросту замучить за самой смерти.
Потом её обнаружил патруль у ворот и доставили в госпиталь. И за всё это время она не проронила ни звука.
А пока она проснулась от боли и страха. Слезы полились рекой.
Но тут она почувствовала нечто мягкое и теплое. Её большой белый пёс был при ней. Она уткнулась ему в шерсть и заревела.

+1

3

Сегодня был хороший день.
С самого утра удалось спокойно позавтракать, не поругавшись с матерью из-за очередных ее укоров по поводу разделения уборки, готовки и прочей домашней чепухи. Какая стирка? Ей спать то теперь не всегда удается из-за выполнения всех заданий, что давала ей Тсунаде-сама! А так же тренировки, практика и еще раз практика. В госпитале!
Звучит на первый неосведомленный взгляд, здорово, но на самом деле порой кажется, что она сама себя с потрохами продала какому-то демону. Нескончаемый вал информации, что было самым нормальным в ее нынешнем расписании. «Тренировки», как называла это Хокаге, были просто банальным ее избиением. Работа же была полна всего того, о чем все забывают: смена одежды и постельного белья, повязок, уток и даже тел. С последним ей пока не приходилось сталкиваться, но санитарки и медсестры много рассказывали в обедненный перерыв, желая поделиться опытом с новой кровью. Или просто банально изливая накопившееся на свободные уши.
Харуно чуть ли не сразу, как только освоила шосен, стали доверять людей: легких или под присмотром, но все же. Так что не только принеси-подай было, но и реальная практика. Вместе со всем прочим. Как говорила учитель, чтобы не зазнавалась и вбивала себе на подкорку сознания основы, которые таким образом никогда не забудутся. Сначала девочка бурчала недовольно, так как хотелось больше лечить, уметь, делать, но со временем привыкла, а недавно поняла, что весь процесс по уходу, подготовке и уборке выполняется автоматически и давно стал рутиной.
Как и контроль лечения пациентов.
Сложнее было с шиноби. Всегда. И не потому, что там были страшные раны. Организм вояк выдерживал то, что никто из простых людей пережить бы не смог, а уж джонинские организмы вообще какими-то не пробиваемыми были. И именно поэтому было сложно. Быстро шли на поправку, а вкупе с покореженным чувством самосохранения вело к тому, что все эти раненые пытались вечно сбежать. Ползком, прыжками, по простыне, которую матерящиеся санитарки пытались развязывать еще час как минимум.
В этот раз ей передали под присмотр чунина, клановую, сбежавшую из рук врага. Изучая карту этой Инузука, Сакура ненароком вспоминала финал их первого экзамена и Ибики-сана. И становилось не очень хорошо. Что же пережила эта девушка, что была на три года старше нее самой? И смогла ли она так же?
Подойдя к нужной двери, Харуно сделала пару резких вдохов, а когда продолжительный выдох закончился, нацепила вежливое нейтральное лицо и, предварительно постучав, зашла в палату.
Инузука-сан, добрый день. Мое имя Харуно Сакура. С этого дня я буду следить за вашим выздоровлением и подготовкой к операции по пересадке, – привычно заговорила, всячески пытаясь не допустить появления посторонних эмоций, как на лице, так и в глазах. Она станет таким же профессионалом, как и Тсунаде-сенсей и для этого она должна полностью отдавать себя своей деятельности, не позволяя эмоциям захватить контроль над разумом. Любая ошибка ирьенина может стать фатальной для того, кому не посчастливилось оказаться в их руках. Это было сложно, так как общий вид подростка, что уже не была ребенком, так же, как и не была взрослой, соответствовал медицинской карте, что Сакура ответственно изучала перед началом обхода, но все разно выбивал из колеи.
А сейчас я обработаю ваши раны на теле, – с усилием все же не сбилась с взятого темпа девочка, приближаясь к кровати. Ответ ей был не нужен. Смысл был только в том, что бы предупредить, не вызвать агрессию. Этим шиноби тоже отличались не в лучшую сторону от гражданских. Находясь на грани, под лекарствами или в плену кошмаров они могли просто убить, – Затем я займусь вашей глазницей. Инузука-сан, вам уже объясняли, что предстоит сделать?
"Мне нужен хотя бы кивок! Отреагируй же!"

[icon]https://i.ibb.co/zXyDYwj/qj44-ZIP5-Po0-1.jpg[/icon]

Отредактировано Харуно Сакура (17.05.21 21:34)

+2

4

Хитоми, уткнувшись в белоснежную шерсть, немного поревела, но быстро успокоилась, поскольку слезы – это недопустимо для порядочной куноичи. И настоящего ниндзя не может быть эмоций. Правда когда тебя переломи через колено, то всё меняется. Но есть тот, кто может поддержать
Для юной Инузука это был её нинкен. Широмару всегда был рядом. И только в момент захвата она вынудила его бежать прочь и звать помощь, ибо если бы они попались вдвоем, то и с ним бы что-нибудь сделали страшное, а такого бы Хитоми попросту не пережила.
Вот с этим нинкеном и связаны основные и довольно драматичные события её возвращения из плена. Хитоми же сразу доставили в госпиталь. Но она лишь галдела «Где Широмару?!». Но врачи лишь молчали и коворили про лечение. Оттого следуют далее несколько попыток побега из больницы. И Хитоми было плевать, что на ней живого места нет, ей главное было увидеть свою собаку. В какой-то момент врачи перестали улыбаться, и попросту привязали её к постели. Но этим они только всё усугубили. Хитоми, пробывшая в оковах не один день, устроила безумную истерику. Душераздирающие крики взбудоражили всю больницу и, наверное, ещё и целый район вокруг.
Единственная, кто смог на неё повлиять и успокоить была Хана. Наверное, это единственный человечек, кто это мог сделать. Инузука-старшая, обычно спокойная, устроила врачам форменный разнос, мол почему они не допускают к Хитоми её Нинкена и продолжают её пытать. Спорить с кланом оголтелых собачников никто не хотел и в госпитале дали добро на присутствие нинкена в палате. Ну и Хана самолично занялась её ранами. Она же главный врач клана.
Но вернемся к нашей истории. Вошедшая девушка была юна. Она поприветствовала Хитоми и представилась Сакурой Харуно.
- «Харуно? Знакомая фамилия. Но среди кланов её точно нет»
Большой волк спрыгнул на пол и пока девчонка распиналась насчет процедур и перевязок, волк подошел к ней.
- Стой!
Единственный глаз сверкнул, осматривая гостью. Просто, Хитоми боялась погони. Она слышала, что Орочимару смог пробраться в деревню, а значит и последователей его тут может быть много. Может эта Сакура засланная, или очередной эксперимент этой змеюки.
Широмару обошел и обнюхал ирьенина. А после лишь облизал ей руку и отошел обратно к хозяйке. Он ни допустит к ней никого без спроса.
Вот теперь стоило ответить на вопросы.
- Здравствуй, Сакура. Значит ты меня будешь лечить? А где Хана? Ну хорошо, делай всё, что необходимо. А то, что я тебя задержала, если бы ты была одной из прихвостней змеи, я бы убила тебя на месте.
Хитоми никогда не отличалась тактичностью. А сейчас, когда она отходила от пережитого, она стала просто невыносимой и очень колючей.
- Я знаю, что Хокаге дал добро на пересадку этого глаза.
Она вновь посмотрела на Сакуру.
- Харуно? Ты, кажется, из команды Какаши-сенсея?

Отредактировано Инузука Хитоми (04.05.21 15:29)

+2

5

Сакура ожидала простого кивка, а не всего того дерьма, что произожшло дальше. Стойко вытерпев все эти обнюхивания, оскорбления и подозрения, девочка просто прикрыла глаза и чуть сильнее прижала к груди планшет с записями и картой. Она не должна злиться и бить пациентов. Это главное правило, которое ей постоянно повторяла Шезуне-семпай. Особенно настойчиво, когда Хокаге-сама его в очередной раз нарушала.
Сделав простое расслабляющее дыхательное упражнении, девочка все-таки открыла свои яркие глаза и натянула на лицо дежурную улыбку. Шиноби, в отличие от гражданских, были еще и более двинутыми. Крыша текла у всех джонинов по-разному, у чунинов частенько и только генины, зачастую, еще могли сойти за нормальных. Профессиональная деформация еще не настигала их так сильно, как тех, кто выше по званию. У Инузука и так то, вспоминая Кибу, сложно было с нормальностью, а тут уже чунин, да после плена… С психами нужно быть вежливой и просто улыбаться. Правда, когда она дала такой ответ Тсцнаде-сама, та почему-то загоготала и долго не могла остановиться. Даже слезы полились из глаз.
Но сейчас, это все же не важно. Есть пациент с травмами как физическими, так и ментальными и главное, чтобы в процессе лечения ее саму тут не покалечили. А то рассказывали ей… Даже к их безобидному Какаши-сенсею не каждый медик приблизится, а тут из Инузука! А ведь коллеги предупреждали ее, что эта Хитоми-сан буйная. Даже пометку сделали в карте. Тяжело вздохнув, Сакура проводила усталым взглядом милого песика, что был чем-то похож на Акамару. Может напарник Кибы был его щенком, вот этого большого, белого и пушистого?
Хотелось просто сесть на пол и погладить это белоснежное облако шерсти, но врожденная ответственность не позволяла. Хоть и когда Инузука закончила говорить, у Харуно уже начал ощутимо подергиваться глаз.
Хана-семпай ветеринар. С вашим напарником тоже что-то случилось? – озадачилась Сакура. Если ей сейчас придется лечить и пса, то она просто уйдет и обратится за помощью к старшим. И ей даже стыдно не будет! У животных иная физиология! И именно Хана-сан постоянно всем это повторяла, жалуясь, как криворукие коллеги усложняют ей постоянно работу.
Посмотрев в карту, в надежде найти там подсказки, Сакура поняла, что дергается уже второй глаз. Эти клановые…
В общем, если ты закончила мне тут угрожать, то заткнись и не мешай мне работать, – выпалила быстрее, чем поняла, что. Девочка, продолжая держать на лице улыбку, что уже больше была похожа на оскал, а пульсирующая жилка билась в одном ритме с подергиванием глаза, одним метким броском отправила сломанную ручку в рядом стоящую корзину и невозмутимо достала новую из кармана халата. После чего стремительно приблизилась к своей жертве, которая пациент, и отбросив привычным движением одеяло, скомандовала:
На живот! Начнем с укола! – и не дожидаясь выполнения своих врачебных рекомендаций, развернулась спиной к выведшей ее из себя девушке. И даже не боялась! Если ее эта клановая фифа тронет, то сенсей ее тут же потом и закапает. А если и нет, то она призраком будет являться и нудеть ей в самый неподходящий момент на ухо.
Вопрос о втором сенсее, который как бы первый, заставил на миг отвлечься от кровожадных планов по сведению с ума собачницы.
«Интересно, а как бы он отреагировал? Заметил бы? Или просто продолжил бы по тысячному кругу читать свою порнушку?»
Для пересадки нужно более приличное физическое состояние. То, что сейчас ни в коем разе не подходит для новой операции, поэтому первичная задача, вылечить все остальное, подготовить глазницу, убрать воспаления и прочее, чтобы облегчить организму «знакомство» с новым органом. Поэтому настоятельно рекомендую вам впредь не пытаться сбегать и проявлять агрессию в сторону персонала. Это всем упростит жизнь, – договорила как раз тогда, когда повернулась к пациентке обратно лицом. На котором, конечно же, была вежливая профессиональная улыбка маньяка, а в маленьких ручках огромный шприц с иглой, подходящей к его габаритам.

[icon]https://i.ibb.co/zXyDYwj/qj44-ZIP5-Po0-1.jpg[/icon]

+2

6

Да. После Плена Хитоми стала очень злобной и не управляемой. Она ину, но была совсем щенком, правда вскормленный кровью. Жесткая муштра и воспитание в клане, она всегда шла вперед, её девиз: «Ни шагу назад!», у неё был приказ стоять ровно, так чтобы ни один мускул не дрогнул, что бы не происходило. Даже если мир будет рушится и падать в бездну, она будет идти в атаку.
После заключения и пыток она стала куда более жесткой. Она стала словно из стали. И закалку прошла в страшных битвах. Она словно прошла через Дзингоку и вернулась обратно. Но прошлая Хитоми пропала без вести на той страшной войне, была лишена гордости под пытками и сгнила в тюрьме.
Слова Сакуры про угрозы просто взбесили Хитоми. Глаз стал наливаться кровью, да так что из неё начала выбрасываться чакра во все стороны. Она даже перешла в звериную форму без подготовки. Просто от ярости. Глаз изменился, отрасли когти и зубы. Она уже была готова бросится в бой.
Да, Хана была ветеринаром, но с этим диким зверьком могла справится только одна она. А Эта Сакура, она словно новобранец гладиатор, что бросили в бой против самого лютого монстра.
Но после того как она увидела огромную иглу, девочка испугалась.  Да и Этот приказ смутил. Да и не могла пока Хитоми контролировать чакру, оттого те небольшие запасы что были у неё, источались со скоростью летящей стрелы. Она просто упала без сил.  Эта Сакура выбила её из колеи быстрее чем Орочимару со всеми издевательствами.
Игл Хитоми боялась. Одна из самых сильных техник у сторонников змеи была именно такой. Пока их зажимали а они отбивались и могли бы победить к ним в кучу прилетел не то снаряд, не то бомба, ни то что-то ещё. Грохнуло страшно. У воронки пробитой взрывом осталось несколько тел её товарищей, что были утыканы длинными иглами, Хитоми осталась в живых только потому, что её прикрыл наставник. Он отдал свою жизнь, чтобы она жила.
И она будет Жить! Она отомстит Змеюке!
Оттого где-то в глубине души она понимала, что уколы это необходимое лечение. Но как же она этого не хотела.
Хитоми попятилась от Сакуры упираясь  стенку. В голове ещё играли все флешбеки.
- Сакураааа-сааан, может все-таки без игл?
Но, поняв, что не выйдет уйти она смирилась. Да и Сакура говорила словно её учитель. Пришлось развернуться и стянуть штаны больничной пижамы оголяя попу.
Хитоми лишь подозвала Широмару и уткнулась в шерсть, дабы никто не слышал её крика от укола.
Игла вошла в тело. Сдавленный вопль и шипение.
- Это было обязательно?
Хитоми обиженно бурчала, потирая израненную попу. Она никогда не любила уколов. а теперь она относилась к ним враждебно. Вот по палате были видны следы постоянных разборок. все стены, полы и даже на потолке были следы от когтей. Нескольким врачам она оставила хорошие царапины и даже синяки. Но эта Сакура, которую бросили в пекло с буйной пациенткой, смогла обуздать собачницу. Но, по правде говоря, это больше заслуга Ханы, которая своей нерадивой дикой младшей сестренке тоже надавала по шее и пообещала ей надрать уши, если она будет себя плохо вести. Поэтому Хитоми пришлось смирится, хотя это нисколько не снижает заслуг Сакуры.
- Сакура-тян, так ты из Команды Какаши-сансея?

Отредактировано Инузука Хитоми (19.05.21 11:26)

+2

7

Шиноби в больнице – это отдельный вид чего-то неясного. Вроде все такие крутые, бравые и сильные, но стоит встретиться с медиками, как и здоровы они, при кровопотере, и колотые раны просто царапины и сами зарастут, не надо штопать, плюнуть и нормально. Но отдельно от всего идут уколы! Удивительно, но те, кто частенько может принять колюще-режущие предметы в свое тело, будь то кунаи, сенбоны или вообще мечи разных форм и размеров, становятся шелковыми при виде простого шприца. И, смотря на то, как подотчетная ей Инузука притихла и вообще чуть ли не срослась со стеной, а уж услышав знакомое блеянье, Сакура просто закатила глаза и выразительно посмотрела на свою пациентку как на неразумное дитя. Ну в самом деле, это же просто медицинская процедура!
К счастью, этого было достаточно, чтобы чунин здраво оценила происходящее и покорно выполнила то, что от нее потребовала Харуно. Оценив получившуюся композицию из голозадой Хитоми и несчастно зажатого песика, Сакура протяжно вздохнула и отработанный движением обработала ягодицу спиртом и шустро ввела иглу, пока жертва не сбежала.
Вот и все, а ты боялась. Даже комарик больнее, – проговорила тоже самое, что и маленьким детишкам гражданских, и бравым джонинам. Девочка знала, что было все в порядке: уж отработать уколы она успела и в своем навыке была уверена. Протерев еще раз и прижав вату к месту укола, натянула штаны на место и отошла в сторону за следующей порцией, – Можешь переворачиваться. Я капельницу поставлю в вену, – пройдясь оценивающим взглядом по рукам, неодобрительно покачала головой, не обнаружив катетера, – Так что если ты можешь сама сходить в туалет, то самое время. Потом часа на два желательно лежать и наслаждаться ничего неделанием.
Сделав пометки в карте о проведенной процедуре, девочка зарылась в инструменты в поисках нужного.
И да, все эти процедуры обязательны, – утомленно проговорила медленно, что бы ее наверняка услышали, – У мед. персонала нет причин переводить на бесполезные процедуры ресурсы, во-первых. И во-вторых, что важнее, тратить свое время на это! – проговорив прописные, для нее, истины. Девочка опять резко развернулась и посмотрев на насупленную Инузука, дежурно улыбнулась, – Руку. Катетер поставлю. Потом, если нужна помощь, в туалет, – и оценивающе пройдясь взглядом по палате, продолжила, – Утку не предлагаю, – добавила с ухмылкой. То, что пациентка была не мирно лежачей, было и так ясно. Странно, что тут никто толком не убрался, но да ладно. После выписки собачницы тут все восстановят. Не в первой. А если она и при ней буянить будет, то чья-то жопа примет на себя еще один укол. С успокоительным со снотворным эффектом, что уже лежал в кармане ее халата, готовый сослужить службу маленькой хрупкой девочке. «Не бить же ее! Самой же лечить придется. И почему Хокаге-сама постоянно так поступает? Не лень ей?» – ответа на данный вопрос у Харуно не было. Возможно, со временем. Но точно не сейчас.
Сенсей? Он и у вас преподавал что-то? Реально?! – хорошо, что она уже закончила с процедурой, так как удивление было столь сильно, что даже рабочая маска слетела с лица юного медика. Еще бы! Ее то этот лохматый извращенец только по деревьям ходить и научил. Ну, и командной работе. И все! А тут выясняется, что он где-то еще посенсействовать успел? На детском личике отразилось и удивление, и возмущение, и даже обида. Чего там было больше, кто знает. Уж точно не она. Сейчас внутри бушевала целая мешанина чувств, от который хотелось кого-то стукнуть, желательно в маске и в единственный видимый глаз, разреветься и убежать домой, под одеялку. Еще бы! Ведь ей из-за безразличия этого человека пришлось самой крутиться-вертеться и искать выходы для исправления собственной бесполезности. Тогда, когда Хатаке начал обучать Саске-куна в индивидуальном порядке, Сакура порадовалась за Учиха. Все же противник у него был сложный и опасный. Но когда… все ушли, Сакура осознала, на сколько призрачна была их «команда». Сперва Саске, потом Наруто. Они ушли, покинули и Коноху. И седьмую команду. А сенсей? Он остался тут, но… пропал из ее жизни. Только мельком она видела его пару раз в коридорах госпиталя и все. Бесполезную Сакуру выбросили.
Закусив собственную губу в надежде усмирить весь эмоциональный поток. Девочка с силой сжала кулачки и раздраженно тряхнула головой.
Да, я из его команды, – сухо ответила. Часть команды, которой больше не существует.
Отвернувшись, медик шустро набрала на поднос стерильной ваты, медикаментов и растворов с бинтами и подвинув ногой рядом стоящий стул к кровати, поставила свое оружие на него.
А сейчас я займусь ранами. Не дергайся и если больно или что-то вызывает дискомфорт, говори мне, – проинструктировала пациента, прежде чем взяться за ближайшую руку и начать аккуратно разматывать старые бинты, которых было достаточно. Перевязка должна была занять приличное количество времени.

[icon]https://i.ibb.co/zXyDYwj/qj44-ZIP5-Po0-1.jpg[/icon]

Отредактировано Харуно Сакура (05.06.21 00:12)

+2

8

Услышав, что Сакура ещё собралась её колоть, на этот раз в вену, Хитоми уселась на кровати в  позе лотоса, спрятав вены, сложив руки на груди.
Сейчас она походила на маленькую обиженную девочку, что громко фыркает, шипит и бурчит, про то, что Хана ей обещала много шоколада, а вместо этого, её напичкивают противными лекарствами и без остановки колют.
Вдруг нос почувствовал до боли знакомый запах, а глаз уставился на угол возле потолка. Вот, что-что, а наблюдательности и чутья эта куноичи не потеряла. И сейчас они говорили про то, то надо смиренно сдаться иначе её тушке будет совсем худо.
Паук был крошечным. Но это не обычный вредитель, что вьет сети в заброшенных углах, к тому же в больнице такого не допустят, этот паучок принадлежал её учителю.
Их наставник была из семьи, принадлежащей к дальней ветви клана Абурамэ, но в отличие от основной ветви, они используют не насекомых, а пауков. Да и их наставница совсем не похожа на вечно хмурых темноволосых носителей очков и масок. У Неё были длинные, почти до самого пола, волосы, кипельно-белого цвета, она была общительной и живой. Но проблема младших ветвей в том, что они обязаны защищать главную. Оттого эта девушка была способна создавать жуткие ловушки из своих нитей и использовать пауков в качестве оружия. Вы знали, что паучий яд растворяет жертву изнутри, так что её органы превращаются в пюре? Ну да, а ещё пауки способны вызвать полный паралич, смешанный с адскими болями. А далее, с помощью мужа, она научилась управлять нитями с помощью нитей чакры, отчего может поймать любого врага и управлять им словно куклой или этими же нитями поломать и разрезать.
- «Вот же блин! Паук Наставницы! Если я не буду слушать врачей, она меня не то, что привяжет к кровати, а запакует в кокон целиком»
А пока можно было ответить на вопросы удивившийся Сакуры.
- Да. Он меня тренировал. И я ему благодарна.
Она посмотрела на Сакуру.
- Я выросла в клане воинов. Оттого меня учили очень жестко. И моя наставница… Нас учили сражаться и выживать в любых условиях.
Глаз внимательно смотрел на реакцию девушки.
- Наш Джонин постоянно гоняла нас по лесу, где расставляла кучу ловушек, и самое легкое, что могло произойти, мы попадали в ловчие сети, а дальше больше, там был натянутый бамбук, что больно бил, если задеть нити, а после она устроила нам ловушки со стрелами и ловчили ямами.
Она засмеялась, вспоминая как вначале попадала в неприятности.
- Или тренировка на рефлексы. Перед нами стоял десяток чашек с плохо пахнущей жидкостью. Мы играли с учителем. Надо было схватить чашку и вылить на врага. Но если ты успеваешь накрыть чашку до того, как противник её возьмет, он не имеет права её брать. И так по очереди. Сколько раз нас обливали.
И она продолжала.
- Ну и салки. Наставница играла с нами в догонялки. И если она до нас дотрагивалась, нас тут же парализовало, поскольку она тут же сажала на нас своего паучка.
А  теперь по поводу наставника Сакуры.
- а Какаши-сенсей помог мне доработать ближний бой. Ты Знаешь игру «52 подьема»?

+2

9

Когда в ответ на требование руки, ей пришлось наблюдать очередную сцену и капризы этой псячьей принцессы, Сакура устало сжала пальцами переносицу и медленно выдохнула, выпуская пар, чтобы не треснуть эту припадочную. Да, она понимала, что плен и более старших и опытных шиноби сильно выбивал из колеи, а уж тем более такую малолетку, но все же и она сама терпением никогда не отличалась. Тем более все то, что она видела, было больше похоже на гонор избалованной привыкшей получать все и сразу девахе, чем травмированному шиноби. «Вероятнее, последствиям от пережитого не нашлось места из-за необъятного эго!», – размышляла куноичи, незаметно изменяя угол обзора на свое лицо, чтобы не было заметно дергающегося левого глаза. Хотелось что-то ломать. Она понимала, что все это может быть еще одним способом уйти от реальности не вспоминать о пережитом, но! У нее одноклассник был Инузука. И, черт возьми, как же этот псячий гонор ее еще тогда бесил!
«Шаннаро!!»
Шоколад дома, – сразу же отрезала эти невменяемые хотелки. Какие сладости? У чунина желудок только полезную и сбалансированную больничную еду сейчас потреблять и мог, – Как выйдешь, так и стребуешь с Ханы-сан.
Старшую Инузука было немного жаль, но вообще, сама начала! Да и не привыкать ей: и младший брат у нее неугомонный, и мать с характером, о котором по всей Конохе легенды слагают, а смотря на Хитоми, складывается ощущение, что у них там два из трех в клане… особенные. Каким образом у них уродилась и выросла такая приятная молодая особа, как старшая дочь главы клана, Харуна, признаться, плохо представляла.
Когда буйная пациентка по неясной причине притихла, Харуно, было, обрадовалась, но вдруг в той проснулась скрытая болтушка. И если сначала, Сакура еще хотела язвительно вставить что-то на тему «клана воинов» в военном поселении, но сдержалась, то потом, поняв, что ни собеседник, ни ответы той не нужны, подтишок стала заниматься своим делом, пока жертва сама отвлеклась.
Цапанула руку, привычно обработала спиртом, так же шустро поставила катетер, опасаясь, что подотчетный элемент взбрыкнет. Не взбрыкнула! Так что облегченно и максимально незаметно выдохнув, девочка понаблюдала за результатами своей диверсионной деятельности и осталась довольна. Начало положено, и первый бой остался за ней! Улыбка сама собой незаметно обосновалась на юном личике.
Для эффективного дальнейшего выполнения плана, приходилось отслеживать, о чем и куда шла болтовня Хитоми. На удивление, тема была довольно интересная и если абстрагироваться, то можно было запомнить и потом рассказать Тсунаде-сама. Лично на неприхотливый взгляд Харуно было по-детски весело, но методы Хокаге были более продуктивными. От одних воспоминаний о вчерашней тренировке все тело охватывали фантомные боли, хотя разумом девочка понимала, что ее сенсей все везде залечила, да и калечила не всерьез, а для профилактики и лучшего усвоения материала. 
Речь пациентки была мало информативной, разрозненной и не сильно последовательной, но отлично отвлекала свою хозяйку от того, что уже некоторое количество ран было шустро обработано и вновь перевязано. Еще чуть-чуть, и придется привлекать внимания Инузука, потому что незаметно ее раздеть, наверное, не выйдет, а уж приблизиться к лицу и подавно.
Не знаю, – быстро ответила, как только про нее вспомнили, хотя не факт. Это мог быть оборот речи, – Расскажи, а еще расстегни рубашку и повернись ко мне спиной. Посмотрю, что у тебя там.[icon]https://i.ibb.co/zXyDYwj/qj44-ZIP5-Po0-1.jpg[/icon]

+2

10

Стребовать… Конечно она все стребует с Ханы вплоть до последней конфетки. И Коричные конфеты из Страны Воды потребует и кучу сладостей из Страны Ветра.
Но пока надо до рассказать свою историю. И заодно выполнить просьбу Сакуры. В конце концов она её попросила, а не потребовала. И в конце концов Сакура её слушала.
- Пятьдесят Два Подъема, -  эта такая особая игра, - по полю разбрасывается 52 игральные карты, которыми играют в азартные игры, как наша Хокаге-сама. И Их нужно все собрать. Но вот проблема этой простоты в том, что тебя атакуют без остановки, и необходимо сражаться в любом положении, на меня нападал или Хакаши-сенсей, или ещё некоторые чунины.
Дорассказав про Хатаке, Хитоми сняла рубашку через одну руку, так как другая была занята катетером и шлангом.  На обзор Сакуры предстало дикое месиво из рубцов, гематом, шрамов и ожогов.
- Ну как? Красиво?
Она уже спокойно относилась к этому.
- В день побега меня отлупцевали ремнем. Превратили мою спину в кровавые сопли.
Она ухмыльнулась.
- А ещё мне постоянно приходилось выживать. Меня постоянно выгоняли на арену, где заставляли сражаться. Вот видишь след у лопатки, я тогда оторвала предплечье врагу, а у него из руки вылез огромный нож, который он тут же вонзил мне под ребра, повезло что клинок прошел мимо органов и проскользнул от лопатки не тронув позвоночник. Пришлось вцепится зубами ему в шею, я перегрызла ему глотку и буквально откусила ему голову. А вот я сражалась с диким зверем. Мне тогда разорвали бок до самых ребер.
Она вновь ухмыльнулась.
- А ещё меня использовали в качестве живой мишени. Приковывали и отрабатывали на мне владения метательным оружием. Вот следы от кунаев, сенбонов, сюрикенов, сякенов.
Правда про одного Учиху Хитоми тактично промолчала. Сакура всегда относилась к Саске тепло, как Инузука могла это видеть. А ссорится из-за того, что у Хитоми на Саске зуб не меньший чем на Орочимару, ведь это изменник и предатель что заслуживает только смерти, она не видела смысла.
- Слушай, Сакура, а как там получилось клеймо на левой лопатке? Красиво вышло?
Хитоми говорила про шрам в виде змеи, когда Орочимару её отметил, как свою вещь.

Отредактировано Инузука Хитоми (09.06.21 00:15)

+1

11

Не успела Сакура оценить правила новой для нее игры и пользы в тренировке для нее, как пациент все же решил послушно выполнить распоряжение и избавиться от преграды. И осмотрев предстоящий фронт работы, девочка растеряно заморгала. Тут явно дело одной обработкой ран не ограничится. Придется и шосеном пройтись, потому что все было просто в ужасном состоянии. Посмотрев еще раз и примерившись с чего лучше всего следует начать, Сакура принялась методично выполнять все то, что запланировано. Еще при первой же обработке раствором ран стало ясно, что ни сегодня, ни даже завтра не закончит. По чуть-чуть снимать воспаление, стягивать, а где-то и повторно вскрывать, что бы разгладить спину. Да, шиноби не привыкать к шрамам, но если она, как ирьенин, могла бы значительно улучшить картину, то почему бы и нет? Это сложно, да, и требует очень много времени, но в настоящий момент эту Инузука как раз прикрепили к ней, до операцией время есть, распоряжение на общее улучшение показателей перед операцией тоже. Так почему бы и нет?! Она может и сможет! Она как раз недавно более менее смогла спокойно использовать шосен, не теряя контроля над техникой при потере концентрации. Теперь ее главная проблема была в подопытной, на которой собственные навыки отрабатывать и собиралась. Обычно, все были бы только за, но тут был особый случай. После плена могло развиться недоверие к ирьенинам и окружающий интерьер скорее подтверждал это. То, что лечить подпустили только ветеринара – тоже. А без согласия со стороны Хитоми тоже никуда. Основная задача в больнице была залатать, что бы от потери крови не откинулись, и что бы в дальнейшем не мешало работать. То, что из себя представляла спина и прочее подростка мешать не будет. Физически.
Внимательно слушая откровения, что любого бы повергли в шок, Сакура все сильнее убеждалась, что обязана убедить эту Инузука потерпеть ее присутствие сверх необходимого. То, как она рассказывала, хорохорилась и язвила, лучше всего доказывало, что со шрамами будет сложно смириться этой любительнице шоколада и мягких собак. И раны имеют больше ментальные последствия, которые и без шрамов будут сложно затягиваться.
С упрямым личиком и горящими зелеными глазами, над которыми уже давно взмок большой лоб от перенапряжения, закончила перематывать, после того, как прошлась шосеном, залечивая самое простое и снимая по возможности боль, а ток же смазала тщательно специальной мазью.
Интересная игра, – решила поблагодарить и тем самым начать налаживать контакт. В этом случае вопрос доверия ясно был связан с успешностью выздоровления, – Я спрошу, можно ли мне попробовать ее, – сообщила, заранее зная, что вряд ли. Все же то, что устраивала ей Хокаге, пожалуй, было более подходящим. Да и эта женщина не оценила бы подобное использование своих карт. Или вообще все в очередной раз закончилось бы тренировкой уже по этому направлению, а не боевому.
А клеймо, – постаралась скопировать стервозность и высокомерие, какие не редко выдела в исполнении подруги, – Полная безвкусица и не будет подходить к цвету твоих глаз, – со злой улыбкой закончила, вставая так, что бы ее точно было видно. По деловому складывая руки на том месте, где когда-нибудь будет грудь, как она надеялась, девочка упрямо окинула взглядом пациентку и сразу решила перейти к делу, – Поэтому предлагаю объявить войну дурному вкусу и полностью убрать эту мерзость с твоего тела! А заодно и все остальное, по возможности, – с азартной улыбкой выдала свое предложения, приближаясь поближе к Хитоми и внимательно оценивая выражение лица той на столько, насколько было возможно со всеми этими повязками. Она обязана была ее уговорить на лечение!
Хотя бы для того, чтобы не думать о том, в какое ужасное место попал Саске-кун…

[icon]https://i.ibb.co/zXyDYwj/qj44-ZIP5-Po0-1.jpg[/icon]

+2

12

Больничная жизнь, она не нравится никому. Пациенту, особенно тяжело раненному не дают тренироваться, развлекаться, вечно колют и пичкают лекарствами, да ещё и тот факт, что вместо любимого шашлыка и шоколада надо питаться этой безвкусной больничной дрянью заставлял взвыть от горя.
Сакура осмотрела её спину и приступила к работе. Стоит отдать ей должное, она не делала ей больно и не пыталась командовать, как эти взрослые занудные врачи.
Девочка-медик стала около неё и показала себя типа главной. Одна из бровей Хитоми удивленно поползла вверх, а так как это была бровь над пустой глазницей, поучилось ещё и довольно пугающе. Но почти сразу засмеялась.
- Знаешь. Меня хотели сломать. Но пока моё сердце бьется – я буду бороться! И если я тут, значит это им не повезло.
Она улыбнулась.
- Я была маленьким волчонком. Но меня едва не порвали эти страшные звери! Я хочу быть сильной большой волчицей, значит нужно учится владеть клыками.
Улыбка медленно, но верно переходила в маниакальную.
- Я ничего не забуду. Теперь я судья и палач. Я уже их всех приговорила. Рано или поздно приговор будет приведен в исполнение.
Пока Сакура проходила по её лопаткам и ниже шосеном, боль отходила. Не зря это ученица Цунадэ-сама. Девчонка знала свое дела и занималась им со всей ответственностью.
- Сакура-сан, ты чем-то похожа на Хану, она тоже очень хорошо лечит.
Хитоми аж разнежилась.
- А как сейчас поживает Какаши-сенсей?
Неожиданный вопрос. Но единственный кто нравился девушке в этом селении, был Хатаке.
- Вот бы с ним встретится, вновь его растолкать, и… поцеловать.
От неожиданности Хитоми покраснела как кленовый лист в месяц Момицзи и скорее заткнула себе рот руками, дабы не проболтаться ещё.

+2

13

Признаться, нынешняя ее пациентка начала утомлять девочку своим непоследовательным мышлением. Пытаться отследить то, о чем та говорила уже, закончилась легкой головной болью. Хотя стоит признать, причина могла быть ив другом. Слишком она выложилась на лечение спины, так как стремилась максимально минимизировать последствия для Инузука. Она же сама девочка и сотвори с ее спиной подобное, хотелось бы максимально избавиться от следов. После подобного тех шрамов, что были внутри было более чем достаточно и те шосеном уже точно исправить не вышло бы.
Но она была не права. Наморщив лоб, Сакура понимала, что облажалась. Так перестараться, а ведь еще только начало ее дежурства. Случишь что срочное и она, как ирьенин, будет бесполезна. Ее часто поучали по этому поводу, она расстраивалась, но в следующий раз, когда видела что-то, что могла бы исправить, в очередной раз выкладывалась по полной. И опять выслушивала лекции от Хокаге. А также наблюдала неясную улыбку и фразу о том, что с опытом это придет. А теперь, непредвзято оценивая и свое состояние, и спину, что стала выглядеть значительно лучше, девочка расстраивалась, понимая, что до того самого опыта ей еще очень далеко. Хотела лучше, а получилось как всегда.
Инузука просто не была заинтересована в ее предложении, а значит ничего сверх ей не следовало делать. И так сильно улучшило состояние. Девушка больше была заинтересована в смаковании произошедшего с неким не ясным генину извращенным удовольствием, распаляя себя с неясной целью. Хотя, такой уж ли неясной?
Сакуре было немного знаком этот огонь. Что пылал, уничтожая изнутри. Жажда мести.
Саске-кун, конечно, был более сдержанный в своем желании, но может из-за того, что его месть была уже холодной, обдуманной за прошедшие годы. У Хитоми же все только-только разгоралось. Да и темперамент у нее был иной. Сакура бы могла что-то сказать, добавить, но… Эта куноичи ее не услышит, как не слышала и ранее, окружая себя коконом из злости, ненависти и жажды крови. Смотря на нее, Харуно размышляла, каким лучше образом отобразить в истории болезни подобное психологическое состояние? И стоит ли? Может подобное является нормой при подобных исходах?
Но припомнив Ибики-сэнсея, девушка отрицательно покачала головой. Нет! Это ненормально и проигнорировать происходящее она не имела право. Шиноби или шли дальше после плена, или ломались. Инузука пыталась делать вид, что она справилась и вырвалась с минимальными потерями, но то, что наблюдала девочка говорило как раз об обратном. Сломали. Сломалась. И только дальнейшее наблюдение скажет, к каким последствиям это приведет. Кто-то смог собраться, но… Сакура впервые встречала подобный случай на своей не столь обширной практике. И увиденное ее пугало.
Неужели у Саске-куна внутри был подобный кипящий котел, что она, по своей наивности надеялась прикрыть крышкой и сделать вид, что все нормально. Как же она была не права! И в тоже время… она понимала, что месть не приведет ее друга ни к чему хорошему. Уже не приводила. Только из-за Цунаде-сама Учиха все еще не был объявлен нукенином. А ведь это не самое страшное! Орочимару! Рядом с ним, постоянно, с его неясными планами, желаниями и мыслями. И в тоже время, довольно прямо высказанными. Хокаге ей подробно рассказала, каким образом ее бывший напарник добивался собственного бессмертия. И от понимания, девочка теперь часто просыпалась ночью от собственных слез. Из-за страха за Саске-куна. Его тело, личность и душу.
Прикусив губу, Харуно отвлекла сама себя от негативных мыслей, что были вызваны бредом пациентки, а так же ассоциациями, да и своими собственными постоянными переживаниями. Закончив со спиной и вернув все так как было, ирьенин обошла Хитоми так, что бы теперь видеть ее лицо. Пришло время для глазницы. Да и, прикоснувшись ко лбу, убедилась, что небольшая температура есть, что не удивительно при подобном состоянии тела, но недостаточно высокая, чтобы списать все произнесенное на лихорадку. Жаль. Придется обсудить все более конкретно со старшими коллегами.
Улыбнувшись в ответ на сравнение с Ханой, Сакура благодарно кивнула. Было все-таки приятно, что ее сравнивали с сэмпаем. Та была приятной девушкой и сильно контрастировала еще со времен их учебы в академии со своим братом. Она часто приходила забирать Кибу, когда того в очередной раз ловили на чем-то и была такой взрослой и уравновешенной, что не могло вызывать восхищения у маленькой Харуно.
Но хорошее настроение как корова слизала, когда опять в разговоре всплыл Какаши-сенсей.
Понятия не имею, – не сдержав раздражения, резко ответила девочка. С каждым днем обида на этого, что в маске, как будто нарастала. Она понимала, что все это слишком по-детски, наивно и даже глупо, но все равно не собиралась ничего с этом делать. С чего бы? Имеет право! Ее игнорирует собственный сенсей! Причем, чуть ли не с самого первого дня их совместной работы! – Он мне не докладывает, знаешь ли.
Этот ленивый сутулы джонин неимоверно бесил. Всем. И часто. Грр! Эти шуточки, порно-книжки и, самое главное, чертовы опоздания! С каким нетерпением Сакура ждала дня, когда начнет обучаться фирменному удару наставницы. И уже сейчас она знает, чье лицо будет представлять во время удара.
Опять повернувшись спиной к Инузука, чтобы приготовить вату и прочие инструменты для обработки глазницы, так как это должно было стать самым сложным на сегодня, Сакура чуть все подготовленное не выронила. Но, к счастью, обошлось. И к счастью, Хитоми не могла видеть ее отпавшую челюсть и распахнутые от шока зеленые глаза. «Этот извращенец! Он еще и по маленьким девочка! Черт возьми, да по нему рыдает хорошая трепка! Грязный педофил!» – внутренне взорвалась бомба, а щипцы сами погнулись, она не виновата! Все их попытки свести этого белобрысого с какой-нибудь красоткой, чтобы хотя бы книжки свои перестал читать изначально были обречены на провал! Они-то ему взрослых и красивых искали, а надо было молоденьких да активных. Что б его, старого извращенца!
Выдохнув сквозь зубы и выпустив из ручек покореженный инструмент, Сакура тетаническими усилиями напомнила себе о том, что сейчас она на работе и у нее вообще то пациент, которого нужно лечить, а подумать о том, что ее сенсей оказался еще большим извратом, чем она считала, можно и потом. Так что надувшимся хомяком с усердным пыхтением Харуно сперва повторно приготовила испорченное, а затем приступила к выполнению поставленной задачи.
Сейчас глазницу буду обрабатывать. Не дергайся, молчи если будет больно или еще что, подай знак сначала рукой там, к примеру, – глухо проинструктировала, снимая повязки и брызгая специальным обезболивающим. Делать укол она не рискнула, припоминая реакцию, а потому использовала подобный вариант. Чуть полегче действие, но должно хватить, да и при подобной ране хорошо подходит. Осталось подождать, пока сработает.
Подобные раны лично ей самостоятельно обрабатывать еще не приходилось, но от этого она ни секунды не потеряла. Рука был тверда, разум чист и все лишние не важные, на самом деле в настоящий момент, вещи, были отброшены на край сознания. Когда-нибудь потом она обдумает момент того, что ее типа учитель-извращенец еще больший извращенец, чем они полагали. А так же те подробности, что она услышала о делах Орочимару, у которого сейчас был Саске-кун. Не будет она сейчас думать о том, жив ли тот вообще, здоров и через что ему приходится проходить в том ужасном месте, где подобное делают с девочками-подростками. У нее была задача, работа, которую нужно было выполнить не просто хорошо, а на отлично! Медицина была как раз тем самым направлением, где перфекционизм, что присущ юной Харуно, был как раз кстати. 
По не ясной до конца причине, начинающему ирьенину удалось в спокойной обстановке закончить все необходимые процедуры без дополнительного стресса, сверх того, что уже был до этого. Возможно, пациент просто устал, а может, и лекарство начало действовать. Антибиотик, что попадал в организм Инузука через вену не только предотвращал сепсис, но и имел небольшой снотворный эффект. Как выяснилось чуть позже, измученному как физически, так и морально, организму больше и не нужно было.
Постепенно подросток начала откровенно клевать носом еще на завершающей стадии обработки глазницы, что заставило Харуно выложиться даже не на сто пятьдесят, а на все двести процентов, что бы закончить максимально эффективно, аккуратно и как можно быстрее со своей работой.
И уже собрав все инструменты, что были принесены ею с собой, Сакура наблюдала картину сопящей хрупкой девочки, что свернулась калачиком на постели, зарывшись в шерсть своего друга.
Выдохнув и покачав головой, девочка внимательно посмотрела в глаза огромному псу и не громко, но четко сообщила тому:
Я прикрою твою подругу одеялом, что бы ей лучше спалось. Окей? – чувствуя себя идиоткой, на полном серьезе ожидая одобрения от животного. Не отводя внимательного взгляда от того, что в один миг мог перегрызть ей горло, Харуно неторопливо подхватила лежащий неподалеку плед, что каким-то чудом уцелел в этой палате, и спокойно развернув его, накинула на Хитоми максимально аккуратно, чтобы не потревожить. Глаза, что следили все это время за ней, не прекратили наблюдать, а потому, непроизвольно погладив по лохматым волосам нахмурившуюся девушку, Сакура шустро отхватила все вещи и покинула помещение.
Она передаст отчет ирьенину, что должен был заняться пересадкой и, возможно, уже сегодня у Инузука вновь появится глазное яблоко в пустующей глазнице.

Эпизод завершен.

[icon]https://i.ibb.co/zXyDYwj/qj44-ZIP5-Po0-1.jpg[/icon]

Отредактировано Харуно Сакура (23.08.21 22:32)

+2


Вы здесь » Наруто: печать времени » Завершенные эпизоды » Коноха | "Выжившая"