http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/37002.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/45808.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/34317.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/83083.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/16828.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/29703.css
http://forumstatic.ru/styles/0017/ef/32/style.1529596145.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Наруто: печать времени

Объявление

    ПриветствиеНавигацияВ игреАМСАктивистыЧАТ


  • Добро пожаловать на "Наруто: Печать времени"

    Сенен по мотивам аниме "Наруто: Ураганные хроники" и фильма "Затерянная башня".
    Игра начинается с момента возвращения Наруто в Коноху и набирает обороты в последующие месяцы. Измененная ранее реальность, ведет историю по иному пути.



    Голосуй - поддержи форум

    Рейтинг форумов Forum-top.ru


  • Краткий обзор по скрытым деревням


    Коноха: После смерти Сарутоби Хирузена - Третьего Хокаге, Листом в первое время правит Совет старейшин, после чего правление переходит к Цунаде. Наруто и Джирайя, после трехлетнего отсутствия, возвращаются в селение. Положение в селении спокойное. Жители ведут привычный образ жизни. "Корень" продолжает действовать в тайне ото всех, следуя собственным целям.

    Суна: Суной правит Сабаку но Гаара. Жители и совет разделились на два лагеря, ходят волнения, по поводу нового Каге с темным прошлым. Селение постепенно налаживает политические отношения с Листом. Недавно, кто-то совершил диверсию на водонапорной станции, вывел ее из строя, дабы лишить деревню воды. С какой целью это было сделано, пока неизвестно. Оказавшиеся в селении и остановившиеся на ночлег, Наруто и Хината, не могут бросить друга в беде. Они подключаются к спасению Суны и расследованию произошедшего.

    Кири: Туманом правит Мэй Теруми. Селение постепенно оживает после кровавого периода и старается очистить свое имя. Живы некоторые представители клана Мурамаса, в виду чего возможны изменения во внутренней и внешней политике Мизу но куни. Хатаке Какаши и Узумаки Наруто расследуют исчезновение научно-исследовательского судна страны Огня близ одного из островов Воды, но на начальном этапе сталкиваются в порту Кири с кланом Мурамаса, устроившем нападение на деревню.

    Кумо: Облаком правит Эй Йотсукэ. Внутри селения жизнь идет своим чередом, однако враги окружают извне. Райкаге ведет борьбу с преступной организацией "Черное солнце", о которой узнал несколько недель назад, после того, как один из его подчиненных, предал его, убив одного из ценных шиноби Молнии по приказу "Черного солнца".

    Ива: Камнем правит Рьётенбин но Оноки. Между Каге и советом наблюдаются разногласия. Группа радикалов хотела развязать войну между Ивой и Конохой. Дабы предотвратить это, команда Листа под руководством опытного бойца отправилась к штабу организации и выполнила миссию успешно.

    Амэ: Дождем правят Пейн и Конан. Селение залечивает раны после гражданской войны. Экономика постепенно идет вверх. Каге продолжает стремиться к цели достижения мира с соседними странами.



  • Приветствуем Вас, дорогие гости и форумчане!)

    Если есть вопросы, требующие индивидуального обсуждения - жмите на аватарку! ^^


  • Активисты мая


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наруто: печать времени » Территории стран » Страна Мёда | Куй железо, пока...


Страна Мёда | Куй железо, пока...

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Куй железо, пока...

Место, время, условия:  Страна Мёда. Через месяц после возвращения Наруто в деревню. 9:30 утра, пасмурно.
Участники: Драгон Умаре, Мурамаса Сэтору + НПС
Статус эпизода:  Открытый

По данным шахтеров в стране Меда обнаружили неизвестную кузницу. При тщательном осмотре инструментов и материалов был обнаружен какой-то знак с, судя по всему, именем владельца. Об этом немедленно сообщили Мизукаге, а та, в свою очередь, пригласила к себе Умаре, у которого отец так же был кузнецом. Умаре должен понять, чья это кузница и, если найдется что-то ценное, немедленно сообщить и доставить это Мизукаге.

0

2

Все продолжая бежать вдоль берега, Умаре смотрел на небо. Оно было черным. Непонятное чувство опасности настигало парня, с каждой секундой накатывая все больше и больше. Наконец представитель клана Драгон увидел кое-что. Вернее, кое-кого. Это был он сам, только с окровавленной катаной, сломанным рогом на шлеме, вмятинами на доспехе и - самое ужасное - маниакальной улыбкой. Другой Умаре, ни секунды не колеблясь, помчался в сторону подлинника и, замахнувшись на того, порезал его руку. Боль была невыносимой, как будто сотни сенбонов входили один за одним под кожу бедняги. Последний хотел было закричать, но будто паралич охватил его тело, словно было использовано какое-то гендзюцу.
- Я не хотел этого делать, - сказал противник, - но ты меня вынуждаешь. Когда же ты дашь мне выйти на волю? А, Умаре?! Когда?! - Злодей нанес еще один удар по той же руке, отрубив ее. Закричать по прежнему не получалось. "Умаре" продолжал свой монолог, расхаживая все с той же улыбкой, - Понимаешь, друг мой... Я хотел бы, чтобы все пошло по другому сценарию, однако... Я не хочу. Я хочу убить тебя и быть единственным хозяином нашего тела... МОЕГО тела! - Только он хотел вонзить катану в грудь, как его остановила яркая вспышка света. Казалось, что она была по всему миру. Неизвестный голос заговорил:
- Умаре, остановись! Очнись же! Очнись! Эй! Умаре!

Да, подобные кошмары часто снились доспехоносцу, но он с ними не мог совладать. Еще и этот неизвестный голос... Конечно, можно было понять, что что-то со стороны разбудило его. Стук в дверь. Стучали долго и с определенной частотой. Лениво потянувшись, Умаре поправил свои волосы, что решили встать дыбом и никак не хотели приглаживаться.
- Умаре Драгон, я знаю, что ты дома. Открой же! - Голос. Такой же, как и во сне. Теперь все стало ясно, что его разбудило. Зевнув, парень медленной строевой походкой пошел к двери. Открыл. Противный скрип, надо смазать эти чертовы петли. В кузнице вроде была смазка. Ах, да, была...
- Умаре Драгон - собственной персоной. Какого черта так рано?.. - Умаре глянул на настенные часы, висевшие в коридоре. 6:43. Если этот парень пришел так рано, значит, на то были свои причины.
- Умаре, Мизукаге-сама просить тебя немедленно явиться к ней. Дело чрезвычайной важности. Может, оно даже решит, будет ли наша деревня владельцем то ли артефакта, то ли каких-то документов. Ну, торопись, не мешкай. Я буду у нее.

Задание? От самой Мизукаге? Видимо, что-то реально важное приключилось. Впрочем, и дома тухнуть не особо хотелось, а потому, пройдя на кухню, Умаре открыл холодильник. Полуфабрикаты, две бутылки саке, яблоки. Не то, чтобы доспехорожденный был любителем выпить, просто иногда возникало такое желание. Особенно нужно было выпить, чтобы забыть кошмар, приснившийся минувшей ночью. Отхлебнув немного, Умаре поставил бутылку обратно в холодильник и подошел к вешалке, чтобы одеться. Надел свой сыромятный доспех и шлем, который парень внимательно осмотрел. Рог был на месте. Да, значит, это все-так был сон.

Дорога протекла быстро, потому что на улице было мерзко, противно и прохладно. Утро же. Постучавшись в дверь, Умаре зашел:
- Мизукаге-сама, - он поклонился, - вызывали? - в углу, справа от него, стоял посыльный, ожидая чего-то.
- Ах, Драгон Умаре, доброе утро. Прости, что потревожили в столь ранний час. Это не может ждать, - Мизукаге поправила свою шляпу, - Около получаса прибыл Акашио. Ты имел честь с ним познакомиться, - Она кивнула на парня, что стоял в углу. Тот ободрился и, оттолкнувшись от стены, встал рядом с Умаре, - Он принес мне информацию, что в стране Меда находится какая-то кузница. Судя по всему, она заброшена. Заброшена много лет. Это не самое интересное. Самое интересное то, что мы нашли какой-то знак на нескольких вещах внутри. Ознакомься, - Умаре взял бумагу из рук Мизукаге и посмотрел на грубо нарисованный рисунок. Кажется, его нарисовали куском угля, - Я решила, что, так как твой отец был профессиональным кузнецом и знал свое дело, ты тоже должен знать хоть что-то из этой отрасли. Выясни, что это за знак. Если ты обнаружишь что-то, угрожающее деревне; что-то, что имеет ценность, немедленно сообщи. Акашио пойдет с тобой. Свободны, оба. - Мизукаге махнула рукой, и Умаре с Акашио, поклонившись, по очереди вышли из кабинета, а после - и из резиденции.

Дорога протекала спокойно. Акашио много рассказал о себе: о том, кто он, где живет и все в таком духе, вплоть до клички его первой собаки. Конечно, Умаре любил новые знакомства, а потому молча выслушал рассказ напарника, не перебивая. Вот он, порт страны Меда. Пришвартоваться не составило труда - благо, рулевой был настоящим профессионалом. Сойдя по трапу, напарники направились вглубь страны.
- Скажи, Акашио, что ты думаешь об этом задании? Сможем ли мы что-нибудь найти там? - Умаре переполняло волнение и страх. Парень давным-давно не был в кузницах, с тех самых пор, как их святая святых забрали. Страх же был, скорее всего, из-за боязни ничего не найти.
- Не знаю, Умаре, вполне возможно. Чую я, понимаешь, что это необычная кузница! Должно там быть что-то! - Акаши показал большой палец и улыбнулся. Страх и волнение как рукой сняло, и оба шиноби поспешили попасть в кузницу - уже по деревьям. Так быстрее.

Пыль. Везде пыль. Конечно, что стоило ожидать от места, что было заброшено много лет? Бурьян тут и там, лозы дикого винограда также разрослись везде, где только можно. На всякий случай Умаре обнажил свою катану.
- Подожди, Умаре, я свечу зажгу. - Внезапно подавший голос парень напугал Умаре, но он быстро успокоился. Через минуту стало светло, и можно было разглядеть хоть что-то. Вот тут Умаре и заметил кое-что интересное. Стенд с оружием. Конечно, оно было грязное и ржавое, но на рукоятках был какой-то знак. Доспехоносец достал рисунок и сравнил. Похожи.
- Я видел что-то подобное в книгах в детстве. Но то были не обычные книги, а... Сказки. Книжки для детей, рассказы! Что здесь особенного? Просто чья-то глупая шутка! - Настроение снова упало.
Я надеялся, что тут будет действительно что-то стоящее. Так, а в какой это сказке-то было? Черт, я не помню... Пап, как же ты мне нужен. Ты бы сказал, что здесь не так... - Умаре сел у стены под стендом и склонил голову вниз, явно о чем-то размышляя. А вдруг это не шутка, и это действительно чья-то метка? Но... чья?..

Символ

http://s3.uploads.ru/t/BIG82.jpg

Отредактировано Драгон Умаре (03.03.18 22:13)

+1

3

Глава клана Мурамаса ненавидел старейшин. Даже больше, чем их ненавидел весь остальной клан, а в особенности молодняк. Но в отличии от того же самого молодого поколения не показывал этого. Да, он был главой клана, да, он был последним кузнецом, да, он был последним обладателем своего кеккен генкая. Но убить эту группку стариков ему мешал как кодекс чести, так и здравый смысл. Еще не наступило то время, а потому единственным прибежищем для Сэтору стала библиотека. Манускрипты о былых временах, древнейшие чертежи, пафосные автобиографии воителей прошлого и свитки с секретами клана. Среди всего этого давно изученного материала порой находились довольно интересные вещи. В этот раз ему в руки попала очень интересная рукопись, повествующая о легендарном кузнеце Акире Мурамасе, который в молодые годы ушёл куда-то на восток, далеко за пределы изведанных земель.
- Если верить этим записям, то Акира был и правда непризнанным гением своего времени. И в его кузнице должно было остаться много чего полезного. -
Поразмыслив, поработав с картой и примерно прикинув где должен был остаться след от Мурамаса-аскета Айнкаге отправился в путь.

Доплыв до страны Мёда Мурамаса провёл в ней около недели. Сверялся с картой, общался с людьми, скрывался от представителей закона ради их же блага. И вышел на нужный след. Но, к несчастью забредших туда до него путников, Сэтору опоздал. Двое вошли в кузницу буквально перед ним, а потому Айнкаге решил поспешить. И тут же был взбешен.
- Кирийская погань...- прошипел он, почувствовав резьбу на металле в виде знака ненавистного ныне ему селения.
Вслед за его шипением последовали и соответствующие действия. Предполагаемые противники были закованы в сталь с целью максимального дискомфорта, после чего стальная тень буквально подлетела к ним, оценивающе осматривая несчастных.
- Мне не интересно кто вы и откуда. - прорычал он через пару секунд беглого осмотра. - Но то, что вы здесь — говорит о вас уже много не самых лучших вещей. -
Однако, все же эти люди интересовали его меньше всего. Кузница была в явном запустении, но Сэтору чувствовал, что это исправимо в буквально несколько движений. Пройдясь по помещению он поднял одну из катан, которая с виду уже давно покрылась ржавчиной и должна была рассыпаться на ветру. Но стоило лишь последнему кузнецу прикоснуться к ней и провести по ней чакру, как она засверкала.
- Мало того что гений кузнечества, так еще и мастер стихий... - прошептал Мурамаса, осматривая клинок. - Такой заточки я смог добиться лишь пару лет назад. -
Айнкаге сделал пару взмахов, после чего точным ударом вонзил клинок в пол посреди комнаты, а рядом с ней топнул ногой со всей силы. Запустевшая кузница приходила в себя на глазах, убирая внешнюю небрежную маскировку.
- Видно было, что он хорошо позаботился о том, чтобы после его смерти клинки попросту не растащили мародеры. Хитро, Акира. - продолжал выдавать свои мысли вслух Сэтору, забывая о непрошеных гостях, что все еще скованные были неподалеку.
Мурамаса подобрал с пола инородную катану, которую видно выронил один из ныне пленных. Сделал взмах, после чего поднес к горлу её владельца.
- Кто навёл вас на это место и что вы собирались здесь делать? - спросил Айнкаге, глядя прямо в глаза. - Поверь, даже этим тупым лезвием я принесу тебе адские мучения, если заподозрю какую-либо ложь. -

+1

4

"Сказки про умелого сапожника"! Акашио, я вспомнил, как называется эта книга. Только она по прежнему не дает нам ровным счетом ничего. Я не понимаю! - Умаре вскочил и заходил туда-сюда. К великому сожалению, что-то - вернее, кто-то - помешал этой миссии. Это был член клана Мурамаса - одного из самых древних и сильнейший кланов в Кири. Только доспехоносец со своим напарником хотели было приготовиться к сражению, как их заковали в сталь, да так, что ни рукой пошевелить, ни вздохнуть полной грудью. Умаре упал на пол. Шлем его откатился к Акашио, давая волю русым прядям парня. После этого новоприбывший начал оглядываться и что-то говорить
- Эй, ты из клана Мурамаса? Того сильнейшего клана Кири? Как ты здесь оказался?! - Драгон постарался дернуть рукой, что оказалось безуспешным действием. Их соперник, судя по всему, и не собирался более обращать на пленников никакого внимания. Акашио шикнул:
- Умаре, - позвал он парня как можно тише, - Это - Сэтору Мурамаса. Глава клана Мурамаса. Нам бессмысленно вступать с ним в бой - он нас сделает одной левой. Надо убираться отсюда! - оглядываясь то на Сэтору, то на Умаре, Акашио высунул язык, явно пытаясь что-то придумать.

- Умаре, дай мне контроль над этим телом, и я освобожу нас обоих... Нас троих. Возможно, даже удастся уйти отсюда живым. А если мне что-то не понравится в нем - я его убью...
Заткнись, тебя еще не хватало! Если ты будешь мне мешать и выберешься, нам точно каюк! Сиди молча, я сам что-нибудь придумаю!

Новоприбывший поднял катану, что валялась на полу, и провел по ней рукой. Клинок засверкал.
- Ну конечно!.. Активация при помощи чакры... Клинок, наполненный чакрой, резал сильнее, быстрее и практически всегда был острым! Как я сразу не додумался до этого!.. - Умаре охватывал восторг, несмотря на то, что он был в цепях. Следом последовала, судя по всему, активация самой кузницы. Глава клана Мурамаса вонзил катану в середину комнаты и топнул, после чего кузница начала менять свой вид, - Маскировка, отключающаяся при помощи втыкания катаны в определенное место комнаты! Разряд чакры расходится по всей комнате, восстанавливая прежний облик! Как же это восхитительно! - Осталось только описаться от восторга. Действительно, Умаре радовался, словно маленькому ребенку купили мороженое в летний жаркий день.

Акашио все это время лежал на полу, стараясь не шевелиться, но, когда гость приставил катану к горлу Умаре с намерением выпытать у них все до последней мелочи, напарник Драгона не сдержался:
- А тебе какое дело?! Думаешь, раз ты весь "такой из себя", то тебе все можно?! Тьфу, да моя пра-прабабка и то лучше чакрой владела, чем ты! - Ясно было, что Акашио пытался вывести из себя Сэтору, но для чего? Умаре же в это время все ощущал на своей шее присутствие холодного лезвия катаны, но не подавал виду, что ему страшно.
Акашио, цыц. И так ясно, что нам конец. Дай хоть смерть встретить достойно, - Умаре подергался, явно пытаясь встать с пола, что было безуспешным действием. Вздохнул, - Похороните только меня в этой броне и шлеме. Это подарок от отца. Вернее, я выковал это под его надзором. Больше у меня от него ничего нет... - Умаре кивнул на шлем и закрыл глаза. Неужели это был конец для доспехоносца? Неизвестно. Наверно, только высшие силы могли спасти его.

- Слушай, Сэтору, а у вас в клане все такие кретины?! Даже внимания не обращают на обычных людей! - В голосе Акашио звучала насмешка и страх одновременно. Умаре не понимал, для чего он это делает.

"Акашио, он же убьет тебя. Зачем?.." - Умаре приоткрыл левый глаз, чтобы взглянуть на своего напарника. Тот все барахтался, пытаясь выбраться из оков, и улыбался, глядя то на Умаре, то на злодея. Парню, судя по всему, так и хотелось умереть. Зачем его тогда Мизукаге взяла к себе на службу?..

Отредактировано Драгон Умаре (04.03.18 22:12)

+1

5

В целом вся эта сцена слегка позабавила Сэтору. Как минимум тем фактом, что его имя сложно было теперь убрать из мыслей кирийцев. Бог Войны Кровавого Тумана, Стальная Тень, Ветеран Трех Войн... Когда-то эти титулы придавали ему сил, вдохновляли его на свершения и не давали поселиться мыслям о предательстве родного селения. Но те дни давно ушли и теперь всё то, что вспоминалось при упоминании его имени — кровавые бани, которые он устраивал в этом веке. И если Боги дадут сил, то и в своём следующем.
- А этот парень не так глуп, как хочет казаться на первый взгляд. - подумал Айнкаге, осмысливая слова русого молодого человека, к горлу которого он приставил его же катану. - По-крайней мере он понимает как работают стихии и чакра. Это уже многого стоит. Не думаю, что они пришли сюда ради грабежа... -
Однако, второй молодой человек, который хоть и был намного более осведомлён своего напарника, всё-таки видимо был лишен инстинкта самосохранения.
- Не заикайся о бабках, милый мой. Я стар лишь сейчас, а в те лихие года... Кто знает, может быть ты - мой праправнук, а ты обо мне такие гадости. Нехорошо. -
- Но знаешь, - начал Сэтору, медленно подходя ко второму, которого судя по всему звали Акашио. - на бесчисленных войнах я видел многих таких. Желающих казаться отважными, что шли на верную смерть. Они кричали громче всех о смерти, но лишь потому, что боялись её большего всего. -
Мурамаса склонился над лежащим в цепях говоруном и выдержав театральную паузу повернул голову на бок, а затем продолжил.
- Но всё дело-то в том, что встречая Смерть лицом к лицу они всегда замолкают. Ожидают, будто бы их слова окажутся лишь словами. Но это не так... - Айнкаге вздохнул, будто погружаясь во вспоминания. - Скажи мне, милая кирийская тварь. Как много времени на размышления дадут тебе те секунды, что ты выиграешь у меня благодаря своим оригинальным издёвкам? Две? Три? За это время я смогу убить тебя. Что успеешь сделать ты? Подумать о своих родственниках. -
После этих слов кузнец распрямился и развернувшись зашагал к центру кузницы, мерным и тяжелым шагом разрезая тишину.
- К слову о них. Твоё имя и твой вид в целом дадут мне достаточно сведений о том, из какого ты клана. - продолжал не разворачиваясь вести свой монолог Мурамаса, выдерживая интонацию, подобную размышлению важного ученого, который будто бы объяснял статистику для чиновника. - И как ты думаешь, сколько времени у меня займёт процесс нахождения и умертвления всех их? Старики, женщины, дети, те, кого ты даже в глаза ни разу не видел. И все, внезапно, мертвы. И лишь по твоей вине. -
Он поцыкал зубом, выражая недовольство от одной мысли об этом.
- Надеюсь, мы друг друга поняли. А пока ты медленно, но всё же верно перевариваешь полученную информацию, я вернусь к изначальным вопросам. - Сэтору вновь приставил клинок к шее русоволосого и медленно, а главное четко повторил. - Кто навёл вас на это место и что вы собирались здесь делать? -

Отредактировано Мурамаса Сэтору (04.03.18 22:26)

+1

6

- Если я - твой пра-правнук, и ты убьешь всех моих родственников, тогда убей себя. Больше пользы принесешь! А вообще... Я сирота, пф... План не сработал... - Последнюю фразу Акашио буркнул себе под нос, скорее всего, Сэтору ее не услышал.

Видно было, что напарник Умаре поник. От его улыбки не осталось и следа, жизнерадостный настрой пропал быстро, а на глазах выступили слезы. А ведь действительно: все, что хотел сейчас сделать Акашио, все прошло впустую, и теперь его родственникам - если таковые имеются - угрожает большая опасность, ведь Сэтору шутить не будет. Кстати, о нем. Глава клана Мурамаса после того, как любезно обговорил детали будущей жизни Акашио с последним, вернулся к своей изначальной цели - Умаре. Доспехоносец вновь почувствовал лезвие своей же катаны у себя на шее. Последовал вопрос:
- Кто навёл вас на это место и что вы собирались здесь делать? - Голос Сэтору был четок, фраза проговаривалась медленно, наводя ужас на своих противников. Умаре, глядя прямо в глаза Мурамасы, думал. Думал о том, что будет, если он выдаст цели миссии.

Если я скажу неправду, он же не поверит мне и убьет нас обоих. А если сознаюсь - меня убьет Мизукаге-сама. И вообще не факт, будем ли мы после ЭТОГО живы! Черт... Думай, Умаре, думай!.. - Ход мыслительных процессов был в самом разгаре. Со лба Умаре выступило несколько капелек пота, но то было не от страха, а от раздумий. Наконец, выдержав минутную паузу, Умаре медленно, с дрожью в голосе, произнес:
- Сэтору-сама... Об этой кузнице мне рассказал отец в моем детстве. Я был любопытным малым, часто находился с ним в нашей кузнице, расспрашивая обо всех прелестях этой науки. Мы с ним перековывали инструменты, оружие, вещи; переплавляли всё железо, что находили. Он мне рассказывал, что кузницей этой владел некий... Хм... Как же его... Багира... Кеара... Не в этом суть, - и тут он вспомнил - видимо, под страхом смерти - о том, как его отец боготворил того кузнеца, что ковал шедевры из воздуха, - На смертном одре отец рассказал мне некую легенду. Вернее, легендой я начал это называть, а папа говорил все на полном серьезе. Так вот. "Умаре, чтобы стать достойным кузнецом, тебе потребуется взять золу из горна кузницы в стране Меда и принести в нашу кузницу. Тогда твоя сталь всегда будет остра, как зрение орла." Я взял в напарники своего друга - Акашио, - Умаре глянул на своего напарника, что, барахтаясь, пытался освободиться, из-за чего по всей кузнице был шум бряцанья цепей, - Когда мы сюда пришли, я ожидал увидеть что-то... Что-то грандиозное! Горы редчайших слитков, много стендов с оружием, с доспехами! Ну... А дальше - Вы знаете сами, Сэтору-сама. - Умаре улыбнулся. Вдруг Акашио... Исчез! Чпоньк! От него остались только небольшие клубы дыма. Цепь с характерным звоном упала на пол.
Акашио... Клон? Но когда?! Когда он успел?! Неужели... Да, именно тогда. Когда я спал по дороге сюда. А где же ты... - Не успев довести свою мысль до конца, вдали послышался крик. Да, да, да. Акашио. Бросился в бегство. Бросив Умаре. Сам же доспехоносец, раскрыв - в буквальном смысле - от удивления рот и округлив глаза, смотрел вдаль.
- Ах ты ж поганец... - cорвалось с губ Драгона, - Ах ты ублюдок! - уже крикнул Умаре вслед Акашио, - Ну и... Ну и беги! "Друг"! - в голосе Умаре слышалось не столько страх уединения с Сэтору, сколько обида, - Треклятый эгоист! Беги, давай! Надеюсь, ты потонешь по дороге домой! Надеюсь, акулы разорвут тебя в клочья! - Глаза Умаре налились кровью. Все, это конец.
- Нет, даже не думай! Я тебя не пущу!
- Поздно, друг мой! Поздно! - со стороны это выглядело... несколько странным. Вроде бы ничего не произошло, подумаешь, Драгон начал говорить сам с собой, однако в подсознании произошла битва двух личностей. И на сей раз победила злая сторона. Умаре повернул голову в сторону Сэтору и, улыбнувшись, произнес:
- Здравствуй. А я погляжу, вы тут фигней не страдаете...

+1

7

- Хм, Умаре значит... - сказал Сэтору, продолжая смотреть в глаза кирийца после завершения его истории.
Конечно же он в неё не верил. Два кирийца просто так не направятся в страну Мёда ради того, чтобы проверить предсмертную байку старого кузнеца. К тому же без разрешения начальства. Нужно было думать и анализировать ситуацию до конца. Понять зачем всё же им это. Какой прок кирийцам?
- Два варианта наиболее подходят. - не убирая клинок от горла сына кузнеца думал Мурамаса. - Либо они узнали об Акире, либо узнали о самой кузне. Скорее всего второе, так как Мизукаге не отправила бы двух хиленьких парней в обитель Мурамаса. Знай она о том, что это за место она бы явилась сюда сама. Возможно даже с Ао. Чёртов предатель... -
- Что ж, грандиозное ты здесь еще увидишь, маленький разведчик. - сказал Айнкаге, убирая клинок от горла своего собеседника, но стальные путы при этом не ослабляя. - Я знал твоего отца. Как никак он был великолепным кузнецом, даже не смотря на то, что он не был из Мурамаса. А я всегда уважал творцов... -
К несчастью мысль была прервана. Очень похабно и ненавистно. Сэтору видимо слишком расслабился, когда увидел всего лишь двух разведчиков, а потому не увидел во втором клона. И это было плохо.
- Разведчик не должен вернуться. Он видел и слышал слишком много... - мысль была чёткая и яркая. Сразу же вспоминалась война, когда Айнкаге еще в штабе давал чёткие инструкции кирийцам о приоритетности цели на поле боя. Хорошая то была лекция, но сейчас он сам сплоховал.
- Что ж, девятый десяток пошёл, могу дать себе поблажку. - усмехнулся Сэтору, после чего растворился в воздухе, распадаясь на десятки сотен раскаленных частиц, которые на огромной скорости помчались сквозь пространство в поисках напарника Умаре. И поиск не заставил себя долго ждать.
- Я смотрю, далеко убежать ты не смог. - грозно прорычал глава клана, материализуясь прямо перед беглецом. - Вернём тебя на место. -
Мощный удар в живот даже без чакры заставил шустрого паренька припасть на колени, после чего взяв того за шиворот Сэтору потащил его в кузню. Процесс был явно неприятным для беглеца, так как Мурамаса используя частичную дематериализацию буквально летел с ним, раздирая кожу и одежду в кровь. Впрочем, это было только начало. Войдя в кузню ветеран бросил Акашио на наковальню, а через секунду в его руке уже оказался сияющий молот.
- Давно я не занимался таким... - прошептал Сэтору, опуская тяжёлый молот на кисть шиноби.
Послышался хруст. Кузнечный молот всегда хорошо дробил кости. И Мурамаса хорошо запомнили об этом во время восстания в тумане, когда лучших кузнецов и женщин забивали именно молотами. Но Сэтору не поглощала ярость. Он методично разделывался с противником, словно попросту по инструкции ковал панцирь. Раздробить кость здесь, ударить по болевой точке, довести до отчаяния. Возможно и были в мире кузни, где занимались подобным, но в истории клана Мурамаса это был особый случай. Сэтору, однако, закончил быстро, доведя беглеца до состояния полусмерти.
- Жизненно важных органов я тебе не повредил, а до болевого шока доводить не собираюсь. Но пошевелиться ты еще долго не сможешь ничем, даже если уйдешь отсюда. - Мурамаса развернулся обратно к Умаре. - Но трусы долго не живут... -
Горн раздувался, кузница начинала жить новой жизнью. У Айнкаге были определенные планы, что на помещение, что на её обитателей. Особенно теперь.
- Здравствуй. А я погляжу, вы тут фигней не страдаете...
- Что ж, возможно ты будешь посговорчивее... - лишь сказал Мурамаса, сдавливая оковы вокруг Умаре, энергетика которого развернулась диаметрально противоположно.

+2

8

Удар. Хруст. Крик. Еще удар. Хруст второго пальца. Крик посильнее. Сэтору не щадил напарника Умаре, поочередно ломая тому пальцы на руке кузнечным молотом. А все-таки, как изящно глава клана Мурамаса держал его... "Умаре", к тому времени уже полностью пробудившись, смотрел на это все, даже не моргая, но с интересом, с маленькой толикой грусти, что это делает не он.
- Подонок. - тихо пробубнил Умаре в сторону своего бывшего напарника, которого Сэтору к тому времени довел до предсмертного состояния.

- Что ж, возможно ты будешь посговорчивее... - наконец обратился к Умаре старик, сдавливая оковы. Благо, что катану убрал от горла. Вот ведь каламбур-то какой был бы: зарублен своей же катаной.
- Думаешь? - Умаре усмехнулся, чувствуя, как становится труднее дышать, - Брешил все он по поводу отца. Вернее, не брешил, отец и вправду говорил это все, вот только послала нас сюда бабенка та, что Туманом правит, - на последних двух словах Драгон изобразил голос Мизукаге и сплюнул в сторону, - Терпеть ее не могу. Зато Умаре, как собачка, "да, Мизукаге-сама", "конечно, Мизукаге-сама". "Вызывали, Мизукаге-сама?" Тьфу. Аж смотреть противно! Но наконец я вырвался на волю, и уж надолго не дам власть этому бесхребетному слизняку. - парень улыбнулся своим словам. В то время Акашио, лежа на холодном, грязном полу, весь в крови, кое-как глядя на Умаре, прохрипел что-то типа:
- Ах, ты ж... Предатель... Вот подожди, доберусь я до Мизукаге... - говорить ему было тяжело, но напарник старался. Умаре же, окинув того презрительным взглядом, закатил глаза и рассмеялся.
- Ну-ну, попробуй. Даже если тебя не убьет Сэтору-сама, - парень кивнул на старика, - с тобой расправлюсь я. Понимаешь, Акашио, - как жаль, что Умаре связан. Он бы сейчас начал ходить туда-сюда, сложив руки на груди или за спиной, и по-философски рассуждая о возможном будущем напарника, - ладно бы, если ты вернулся за мной, черт с ним. Но струсить и сбежать в одиночку? Тем более, когда Мизукаге тебя отправила со мной? Это ж насколько уродом нужно быть?! Еще, поди, сказал бы, что, мол, "Умаре пал в неравной битве с Мурамаса Сэтору, но я, такой ловкий, избежал этой участи", да? - ярость переполняла грудь Умаре, зубы заскрипели. Волей-неволей Умаре начал концентрировать свою чакру в области кончиков пальцев. Хорошо, что пальцы правой руки легли прямо на цепь. Таким образом, Умаре, создав что-то типа ножа из чакры, пробил одно звено цепи, из-за чего вся цепь рухнула на пол, звеня и давая волю телу Умаре. Хорошо, что парень хоть что-то знал в этой отрасли, а потому найти червоточину в стали не составило труда. Вот только столько чакры потеряно... Но оно того будет стоить.

Все произошло очень быстро, даже сам Драгон не понял как это произошло. Как только цепь с бряцаньем упала на пол, Умаре соскочил со своего места и, сев на грудь Акашио, начал добивать того. Удар за ударом продолжали бомбардировать лицо Акашио, глаза Умаре были полны жестокости и гнева. Кажется, что он даже забыл про присутствие старче. Но вдруг, когда глаза бывшего напарника готовы были начать закатываться, парень остановился и взглянул на Сэтору:
- Я прошу прощения за то, что Вы видели, Сэтору-сан. Терпеть не могу, когда кидают людей. Вам он еще нужен? Или мне его лучше добить? - кулаки Умаре были в крови. Нос Акашио сместился вбок, губы были разбиты, один глаз - левый - заплыл. Даже несмотря на то, что у Драгона практически не осталось чакры, он чувствовал себя полным сил. Видимо, адреналин в крови начал играть свою роль, - Я что-то смутно припоминаю, - сказал Умаре главе Мурамаса, поднимаясь с груди полумертвого Акашио и направляясь к стенду с теми же катанами, чтобы получше их разглядеть, - Кажется, отец мне рассказывал про Вас. Но это было в далеком детстве, поэтому я не слишком помню подробностей. Помню лишь то, что он познакомился с каким-то мужчиной, что держал в страхе всю страну и почти весь мир. Но не помню, чтобы он называл имени. Хотя может и называл... Это сплав какой-то? - выдержав небольшую паузу, Умаре повернул голову к Сэтору, пальцем указывая на катаны, что висели на стене, - Ранее мне не приходилось видеть подобное, с активацией катаны чакрой. Я про это только читал. Я пытался такое повторить, но, увы, все бесполезно.

Глубоко вздохнув, Умаре повернулся лицом к Сэтору и прислонился к стене спиной, скрестив руки на груди и глядя в глаза старика.

+1

9

Гнев. Боль. Ярость. Знакомые до боли Сэтору эмоции переполняли парня, что с явным ожесточением избивал своего бывшего напарника. Это не столь ужасало Мурамаса, сколь вводила в некое заблуждение. С Умаре явно было что-то не так, но назвать это простым психическим отклонением было нельзя. Его энергетика изменилась диаметрально противоположна, являя собой уже совсем другого человека. Вспоминая манускрипт Акиры Мурамаса понимал, что у судьбы есть всё же чувство юмора, раз она свела всех нужных ему лиц здесь и сейчас.
- Не извиняйся за свои эмоции. Они единственное, что заставляет человека быть правдивым до конца. - изрёк Мурамаса, сосредоточившись на Умаре. - К его величайшей удаче он нужен мне пока что живой. Позволь мне рассказать тебе кое-что. -
Сэтору вновь вернулся к центру кузницы и дотронулся до катаны. Тело его медленно начало распадаться на мельчайшие частицы раскаленной стали, после чего кузня на мгновение погасла, а сам Мурамаса исчез. Помещение накрыла кромешная тьма, что не позволяла лучам Солнца пробиться внутрь, а после в ней появилось странное фиолетовое свечение, которое образовывало собой фигуры и предметы.
- Эта кузня принадлежала Акире Мурамасе, легендарному кузнецу нашего клана. - раздался голос предка будто бы из стен, наполняя собой всё пространство. - Его называли «Звездным Кузнецом», человеком, что смог покорить звёзды своим мастерством. Он выстроил свою кузню используя своё умение управлять четырьмя стихиями. Из стального камня он возвёл стены, водой подземных источников наполнил резервуары, поднял огонь из земных недр, чтобы разжечь горнило и использовал силу могучих ветров, чтобы раздувать мощные меха. Но этого было мало для того, чтобы выковать воистину легендарное оружие. -
Всё это время словам Сэтору соответсвовали картины, собирающиеся из частиц странной энергии. Они будто показывали в точности ту историю Акиры, что происходила здесь столетия назад. С последним словом предка всё вернулось на круги своя, а Мурамаса явил себя на том же месте, где когда-то исчез, однако, на месте катаны стояла сверкающая наковальня. Умаре тем временем, верно насладившийся представлением, изучал кузню и задавал вопросы.
- Хм. Давно это было. Когда-то я и вправду был великим героем, что внушал страх всему миру. Но с годами я стал лишь легендой, как и Акира. - сказал Сэтору, обходя наковальню вокруг. - Нет, это не сплав. Это чакрасталь, она всегда создавалась гениями кеккей генкая Мурамаса. Однако, здесь она необычная. Верно Акира что-то с ней сделал, но я пока не могу сказать что именно. А вот активация чакрой — ответ более верный. Мурамаса называют это — единение со сталью, когда мы делаем клинок настоящим продолжением руки. Это сложно описать словами. Такое возможно лишь прочувствовать... -
Сэтору уже собирался впасть в ностальгию после всех этих слов о секретах кузнечного мастерства, но быстро вернулся в реальный мир и продолжил:
- Судьба собрала нас всех здесь не просто так. Я разожгу горнило, но один из вас должен будет раздуть меха. Когда кузница вновь заработает, я свершу то — зачем пришёл. - после этих слов Предок достал из ножен сверкающую катану. - Это — Белый Лепесток Сакуры, мой клинок. В этих стенах я перекую его. -

+2

10

История, расказанная лидером Мурамаса, не могла не удивить.
- Удивительно... Значит, батя был прав. Волшебно... - парень говорил шепотом, боясь помешать Сэтору рассказывать. Сам же Умаре раскрыл от удивления рот - в буквальном смысле - и продолжал смотреть на все это действо, - Владел 4-мя стихиями? Вау... - даже злая сторона Умаре удивлялась услышанному. Сам то он был не настолько хорош, как Акира.
Наконец, когда история Сэтору закончилась, все вернулось на круги своя, однако посреди кузницы была уже не катана, а наковальня, непонятно откуда взявшаяся.
- Легенда? - парень усмехнулся, - Да я бы так не сказал. Посмотрите вон, хотя бы, на того же Акашио... - кириец кинул презрительный взгляд в сторону бывшего напарника, что лежал неподвижно. На глаза у того, было видно, выступили слезы, - Да черт бы с этим Акашио - даже Мизукаге боится Вас, Сэтору-сан, я в этом более чем уверен. Чакрасталь? Ух, ты ж... - "Драгон" присвистнул, осмотрев еще раз стенд с оружием, - Верно, его все почитали...
Наступила небольшая пауза. Благо, глава клана Мурамаса быстро опомнился и, достав свой клинок из ножен, начал говорить с некой толикой восхищения о своем оружии:
- Это — Белый Лепесток Сакуры, мой клинок. В этих стенах я перекую его.

Когда еще можно будет увидеть, как гений своего клана, один из величайших кузнецов, будет ковать или перековывать оружие или броню? Этот шанс дается один на миллион.
- Черт, это великолепно. Мы с Умаре даже и мечтать о таком не могли... Я раздую меха - это будет честью для меня. Этому бесхребетному слизняку, - парень кивнул на Акашио, - такое великое дело я не доверю. Вдруг мехи порвет, или еще что... - он усмехнулся и, сняв с себя шлем, отстегнув от тела доспехи, положил их рядом со стендом. То же самое парень проделал и с ножнами, предварительно вложив в них катану, что до сих пор валялась на полу кузни.
- Умаре... Я... кха... Я доверял тебе... Деревня доверяла тебе... - донесся хриплый, тихий голосок. То был Акашио, наконец попытавшийся пошевелиться, что ему, видимо, удалось через боль - крик от нее заполнил полкузницы.
- Деревня? Доверяла мне? Ха! - насмешка и оскал - что еще может показать злая сторона Умаре, - Да мы все пляшем под дудку этой Мизукаге, которой нет ни малейшего дела до нас! - "Умаре" оставил меха и, медленно подойдя к Акашио, присел к тому на корточки, - Нет больше того Умаре, которого вы все знали. Настал мой черед пожить, смекаешь? - после чего так же медленно подняла и подошел обратно в мехам. Драгон навалился на крышку мехов, дабы выпустить воздух в горн. Несколько таких качков было вполне достаточно для того, чтобы температура в кузне достигла около 500 градусов, может быть, и поболее.
- Сэтору-сан, - обратился к кузнецу Умаре, явно увлеченный этим делом, - что Вы еще можете рассказать о моем отце? Насколько он был искусен в кузнечном ремесле? - парень вспомнил цитаты из походных дневников отца, - Просто дело в том, что как-то он путешествовал в стране Снега и нашел месторождение какой-то руды, но так и не смог выявить свойств ее, - сознание начало просыпаться: добряк Умаре решил изгнать обратно свою злую личность. И это получилось. Работа на секунду приостановилась, будто кириец задумался, однако продолжил сразу. Да, даже ему это дело нравилось - настолько давно он работал в кузнице, - Да, руда. Так вот. Недавно, - начала уже добрая сторона рассказывать, - я был в стране Снега, в том самом месте, где эта руда находится везде. Однако главное свойство - не сам металл, который получается, если выплавить руду, а камни, инкрустированные в нее . Самое интересное то, что отделялись они только при помощи чакры, однако при подсоединении их куда-либо, той же чакрой отделить их уже сложновато. Прочность предмета повышается, - доспехорожденный отпустил мехи и подошел к ножнам. Он поднял их и обнажил катану, на лезвии которой переливались зеленые камешки, - Что Вы скажете на этот счет? Можно ли сталь укрепить еще больше?

+1

11

- Боится даже Мидзукаге говоришь? - старик вскинул изогнутую бровь с ноткой удивления, но будто бы отмахнувшись лишь сказал. - Страх — сильное оружие. Оно заставляет сердца биться, мышцы расти, а души черстветь. Не бояться лишь дураки и слепцы, но если бы Мидзукаге боялась меня намного раньше, мы бы стояли здесь как равные бойцы одной деревни. Кто знает, что было бы? -
Но история не терпит сослагательного наклонения. Они те, кем являются прямо сейчас в данный момент времени, в некоем сумбурном настоящем, что двигается по ленте времени с каждой секундой. Прошлое неисправимо, настоящее неизменно, а будущее непредсказуемо. Такова жизнь и её цикл. Таков и сам глава Мурамаса. В этом, пожалуй, заключается мироздание. Но на мыслях останавливаться слишком долго было никак нельзя. Юный Умаре поспешил начать раздувать меха и Сэтору тоже должен был действовать.
- Как давно я не брался за воистину сложную работу. - проворчал кузнец, скидывая своё облачение и вешая его на ближайшую стойку для доспехов.
Предок остался лишь в брюках и сапогах, демонстрируя малочисленным присутствующим мощное тело. Несмотря на свой возраст Мурамаса лишь одной своей физической силой мог удивить многих ныне живущих, мощные мышцы покрытые многочисленными шрамами различной длины и глубины бугрились на нём, а хруст костяшек разлетался эхом по вновь заработавшей кузне. Направив свой взор на горн Сэтору тут же поняв механизм его работы насытил его углём, а затем направил в него трёх фениксов, выдохнув их из о рта. Они были не столь велики как боевые, но быстро заставили сердце кузницы биться. Котёл для слитков был создан им самим из металла, но была другая проблема. Самих слитков нигде не было.
- Хм. Акира не был дураком и был великим повелителем стали. А значит... - не раздумывая мощным ударом ребром ладони Мурамаса отсёк свою правую руку по плечо и кинул её вместо стали. - Да, он был истинным кузнецом нашего клана. Лишь самопожертвование способно породить нечто великое. -
Загадки на этом не заканчивались. Воды для остуживания не было, но поскольку дело не имело столь резкий оборот событий — можно было дать себе время для размышлений и ответить на вопросы внезапно обретённого собеседника.
- Хм. «Драконий мастер», так среди Мурамаса называли твоего отца. Кузнец, пальца которого не стоят живущие ныне мастера. Я помню его как великого человека и хорошего соперника. Когда я отошёл от военных дел и занялся кузнечеством в полной мере — он стал моим хорошим другом. Мы ковали всё, что только нужно было деревне, не раздумывая о том, что это. Дело доходило до подков и гвоздей, но нам нравилось это дело. Но нашей истинной страстью были катаны и в один день, разрезая волосы на ветру твоей отец сказал, что сможет выковать клинок, способный разрезать ветер. Я лишь посмеялся, а он ушёл в долгие странствия в поисках подходящего материала. - тут Сэтору остановился и грустно вздохнул. - Когда он вернулся всё было плохо. Возможно он и нашёл то, что искал. Но счастья это ему не принесло. Я соболезную твоей утрате. -
Тут Умаре вступил в разговор и упомянул особой материал после чего предложил осмотреть его Мурамасе. И тот не отказался притянув по воздуху к себе клинок.
- Дай-ка я посмотрю... Хм, похож на «драконий глаз», но тот не имеет подобных эффектов. Я, признаться, впервые вижу его. Хотя, постой-ка... - Предок достал из кармана своей шинели свиток. - Да, вполне возможно, это может быть «звездный изумруд», камень редкий и дорогой, а его добычу прекратили задолго до моего рождения. На легендарном мече «Срезающий горы и водопады», что некогда принадлежал моему клану было три камня. Изумруд давал прочность, аметист придавал остроту, а рубин усиливал единение владельца и его оружия. Но сейчас собрать подобный набор уже не возможно, а истинный знаток ювелирного дела никогда не выдаст тебе ни один из трёх. Видимо, твой отец усердно изучал мои рукописи. Трактат «О великих и редких камнях и их деле в кузнечестве» мною не забыт. Но вот укрепить сталь еще... Есть один способ, я пришёл узнать о нём, но для этого мне понадобится время. Здесь где-то должны быть лунные руны Мурамаса, которые знал Акира. Если я смогу их расшифровать — мы познаем все тайны кузнецов древности. -
После этих слов Сэтору медлить не стал и погрузился в транс, сливаясь с кузней. Но это было вмешательство в высшие силы и пути назад не было. Мурамаса уже не видел это, но на пороге явились трое чёрных скелетов с катанами наголо. Это было не к добру...

+2

12

Шрамы, что находились на теле Сэтору, немало удивили Умаре. Никогда он не видел столько боевых отметин.

- Ха, да, он был полон амбиций... В стране Снега он познакомился с моей мамой, а потом бросил это дело, когда они узнали, что должен родиться я, - перед глазами всплывали записи из походного дневника отца, - Но это было делом его жизни. Возможно, когда-нибудь и я стану таким, как он, - парень улыбнулся, продолжая раздувать мехи. На следующий вопрос Сэтору ответил, что существует три камня, повышающие характеристики клинка: изумруд, аметист и рубин, и что два последних найти будет проблематично, - Если порыться в архивах деревни или, опять же, моего отца, возможно, удастся выудить хоть сколько-нибудь информации на этот счет. По поводу символов - я знаю немного об этом, если получится, можно их расшифровать, но это займет некоторое время.

Умаре совершенно не удивил тот факт, что Сэтору оттяпал себе руку: все-таки чакрасталь в его крови помогла бы отрастить новую за короткий срок.

В следующий же момент Мурамаса замолчал, по-видимому впав в транс. Может, чтобы слиться с кузницей, понять, чем она живет, чем дышит.
Даже если он и тиран, как говорят об этом многие, - пронеслось в голове у парня, когда тот отошел от мех, дабы вложить свой клинок в ножны, - я не верю этому. Ветеран многих войн, великий кузнец Киригакуре. Он говорит так убедительно... Возможно в истории слишком наврали на его счет? Может, просто Кири напала на его клан, почувствовав угрозу, исходящую от Мурамаса, дабы подавить восстание?

- Сэтору-сан, а Таики и Ничи Вам случайно никем не приходится? - неожиданно сменил тему Драгон, - Славные детишки, такие озорные, огонь так и пляшет в их глазах, - парень улыбнулся. Но Сэтору молчал - настолько глубок был транс, - Ну ладно, нужно сосредоточиться на работе, - кириец глянул на отрубленную руку - та уже вовсю плавилась, превращаясь в жидкую сталь, - Чакрасталь... Интересно... А можно ли пересадить себе ген их клана и овладеть такой же способностью? - шепотом доспехорожденный спросил сам у себя.

Температура в горне была высокой - об этом говорил жар, исходящий оттуда.
Умаре подошел к своему "напарнику" и присел возле него.
- Акашио, ты уж прости меня, - парень виновато улыбнулся, - Ты же знаешь мою темную сторону. Чуть что - сразу в драку.
- Да пошел ты, Драгон! Если я отсюда выберусь, то даю тебе слово, ты живым в деревню не вернешься... - злость, язва так и лилась из уст Акашио. Умаре лишь хмыкнул и встал, оставляя кирийца наедине со своими мыслями, сам же доспехоносец подошел к своей катане и, обнажив ее, глянул на изумруды.
- "Звездный изумруд"... Интересно, где находятся другие камни?.. Нужно будет пробраться в архив Мизукаге и найти об этом хоть некую толику информации...
Додумать свои мысли не дали три фигуры, из ниоткуда взявшиеся во входном проеме. Выглядили они как скелеты с катанами наперевес. Черт, да это и были скелеты!
- Та-а-ак... Не к добру это... - Умаре метнулся к Сэтору и потряс того за плечо, - Сэтору-сан! Очнитесь! Тревога! - но все бестолку, - Так, так, так... Что делать... - шептал сам себе парень, не отрывая взгляд от мертвецов.
Лучшая защита - это нападение! Вдруг они захотят поговорить?
- Кто вы такие и что вам нужно?! - крикнул на вестников Смерти Драгон, вставая в боевую стойку, выставив катану перед собой. В любой момент он был готов применить свою технику, чтобы хоть как-то остановить их.
Если Сэтору-сан сейчас не очнется, это будет крах. В одиночку я их не остановлю. Ох, не к добру это... - парень глянул на Сэтору и вернул свой взгляд обратно, - Нужно хотя бы задержать их.
Пот пробежал по спине Умаре. Появился страх. Страх чего? Неизвестности. Что будет дальше, кто это такие...
- Я повторяю еще раз: кто вы такие и что вам надо?!

Отредактировано Драгон Умаре (13.05.18 23:49)

+2

13

Мириады нейронных связей представляет собой мозг человека. Множественные хитросплетения, заложенные природой в этом ужасающем механизме, что способен как на созидание, так и на разрушение. Гениальность клана Мурамаса заключалась в том, что они смогли научиться разделять это. На мельчайшем уровне. Позволять своим частицам распадаться на невозможное и затем собираться вновь, объединяться с прочими вещами, становиться чем-то новым и доселе не узнанным. Сэтору же предпочитал облекать это в более удобную логическую форму — единение со сталью. Когда он мог стать ей, воплотиться в ней, покорить её и дать ей волю сродни человеческой. Таким было его мастерство.
- Сталь помнит... - произнесли его уста невольно, пока тот еще не выходил из транса, хотя слышать всё происходящее вокруг он еще мог.
Довольного Умаре, что вернулся к обыденному стабильному состоянию, нервного Акашио, что пока что сыпал угрозами и ужасающих стражей у дверей. Но пока что на это Мурамаса повлиять никак не мог. Ему предстояло оставаться невольным зрителем в ближайшие мгновения, а потому осознавая свою беспомощность он сосредоточился на главном. На своей цели.
- Сталь помнит. - чётко пронеслось не только в его голове, но и в помещении, от чего скелеты на несколько мгновений остановились и не могли пошевелиться даже в том случае, если бы на то была чья-либо злая воля.
А Мурамаса находился в полном безмятежном уединении с кузней, проникая внутрь её и постигая её тайны. Перед ним проносилось будто по гигантской широкой дороге мысли как стали, так и прежнего владельца — Акиры. Манящие, потрясающие свои глубиной, ужасающие мысли. Они наполняли разум Сэтору и с каждым новым словом он понимал, что звездный кузнец избрал свой путь не из-за желания аскетничества, но убегая от прочих кузнецов. Не чтобы сохранить свои знания, но чтобы выжить. Гений и злодейство слились в нём и дали определённые плоды, его творения были воистину грандиозны, но цена была также велика. Однако, прошедшего столь много воин Стальную Тень она не ужаснула. Наоборот, она показалась ему воистину справедливой.
- Кровь героя клинок обагрит согревая, кровь предателя его остудит, позволив ему затвердеть, кровь двуликого, что даст ему силу и волю. - таково было послание рун и опознав это мастер вернулся из транса.
Причём очень вовремя, скелеты уже набросились на юного Драгона и их удары настигли бы его, но одно мановение руки заставило их раствориться.
- Прошу прощения, если заставил волноваться. - лёгкая улыбка заиграла на его старом лице. - Однако, я получил ответы на наши вопросы. Пришло время ковать. -
Сталь была готова, а потому быстро заполнила форму, которую без молота сковал воедино Сэтору. Да, на это ушло много сил и концентрации, но клинок был воистину прекрасен. Оставалось отсудить его, для чего он был помещён в небольшой резервуар, что ныне был пуст и где вода, как оказалось и не нужна была.
- Да, Таики мой внук. Он у меня ученый, но непоседа до мозга костей. - усмехнулся Мурамаса, отвечая на запоздалый вопрос.
После чего его левая рука превратилась в клинок и легла на его же горло.
- Кровь героя клинок обагрит согревая. - сказал он, перерезая важную артерию.
Алая жидкость забила струёй и обагрила клинок, как и было обещано. Его раны заросли быстро, а потому почти без передышки он продолжил.
- Кровь предателя его остудит. - на этих словах Сэтору подошёл к Акашио и положил его так, чтобы шея его оказалась над еще горячим клинком. Его горло также было перерезано, заставляя кирийца замолчать навсегда.
- Кровь двуликого, что даст ему силу и волю... - Мурамаса подошёл к Драгону и схватив его за шиворот привёл в ту же позу, в которой находился его бывший товарищ секунду назад, который к тому времени уже был отброшен подальше мощным пинком.
Схватив молодого бойца за руку, тот перерезал ему вену, чтобы обагрить последними каплями крови клинок. А затем не смотря на итог своей работы моментально прижёг раскаленным пальцем рану.
- Прошу прощения, мой юный друг, но по другому здесь нам было никак. - Мурамаса искренне извинялся, что делал довольно редко. - В ответ я, конечно, не могу оказать какую-либо большую медицинскую помощь. Главное — жить будешь, а ирьенины уж на ноги вернут. -

+2

14

Скелеты молчали, давая понять, что сюда они пришли отнюдь не за разговорами. Вмиг двое из них оказались подле Умаре и замахнулись на парня своими катанами, однако и тот - не пальцем деланый. Драгон первым нанес удар по костяной кисти одно скелета и готов был заблокировать удар второго, однако все закончилось. Скелетлы испарились, будто их здесь и не было.
- Что за... - он глянул назад: Сэтору пришел в себя, - А, понятно. Да нет, что Вы. Просто как-то неожиданно было. Кто это были такие? Стражи кузницы? - Сэтору сказал, что ответы на вопросы даны и можно было начинать работу, - Отлично! За дело!

Работа шла в поте лица, много сил ушло на это. Оставалось только остудить клинок, дабы сталь затвердела. В момент рука старче превратилась в клинок. Мурамаса поднес его к своему горлу.
- Кровь героя клинок обагрит, согревая, - и полоснул себя им. Струйка крови потекла по лезвию, согревая сталь своим теплом, - Кровь предателя его остудит, - кузнец подошел к Акацио, который к тому времени нервно задергался, и положил лезвие клинка так же на горло, после чего тоже его перерезал. Следующим шагом, как уже сам понял Умаре, была кровь доспехорожденного, - Кровь двуликого, что даст ему силу и волю, - Сэтору схватил Умаре за шиворот и уложил на землю, как недавно лежал Акашио. Старик перехватил руку парня и полоснул по вене, давая лезвию клинка насытиться горячей жидкостью, выходящей из вены. Боль была не то, чтобы сильной, скорее неприятной и неожиданной. Мурамаса прижег рану Умаре раскаленным пальцем.
- Могли бы сказать, я бы и так поделился кровью. Что мне, жалко, что ли... - пробубнил парень себе под нос, натирая место ожога, - Да ладно, не смертельно, все-таки, и то хорошо. Итак, что далее, Сэтору-сан? - Умаре глянул на кузнеца, - А может... Может придать прочность этими самыми изумрудами? У меня есть парочка, как раз взял для изучения из страны Снега... - Драгон достал из кармана штанов небольшой аккуратно сложенный кулек. Раскрыв его, там лежало три небольших зеленых камушка, - Но ради такого дела, дабы изучить что-то новое, подчерпнуть что-то из этой области, я готов ими пожертвовать.

+2

15

Сэтору насадил вновь полученный клинок на ожидающую давно его рукоять и применив всё своё мастерство закрепил его намертво. Белый лепесток сакуры был вновь готов и прекрасен, шлифовка и заточка не нужны были подобному мечу. Нет, ни одному клинку клана Мурамаса они не были нужны, именно потому они сейчас как никогда подлетели в цене на чёрном рынке.
- Это не простые стражи. - ответила Стальная Тень, кладя клинок на наковальню. - Последняя воля Мурамаса — защищать свой дом и свои знания. В последние секунды своей жизни на смертном одре Акира отдал всю свою силу и свою чакру в эти творения. Это были три его сына, некогда могучие воины. Такую технику очень сложно уничтожить, если ты сам не из нашего клана. Так что тебе повезло, если бы я в итоге не появился здесь — отсюда уже не вышел бы никто. - в заключении своих слов он взглянул на труп напарника Умаре. - Жаль, что так получилось. Убийство всегда выбор двух. -
Время было заканчивать работу. Сэтору наконец-то накинул свою шинель и застегнувшись обернулся к Драгону. В его голове вновь проносились многотысячные сложные мысли. Что же делать с парнем? Можно ли ему доверять? Что ему скажет Мидзукаге по прибытию? Как он возьмёт на себя ответственность за смерть товарища? Такая жизнь и вправду была подобна войне. Не сказать, что Предку это не нравилось. Он привык к подобному раскладу. Мир жесток, а шиноби делают его лишь более жестоким. Решение к нему пока что не пришло, так что Сэтору решил побыть добрым стариком.
- Хм. Знаешь, оставь пока что камни себе. Поверь старому кузнецу — они тебе еще пригодятся. Если увижу тебя еще раз, то я передам тебе свои трактаты о кузнечестве. В память о «драконьем мастере». - после чего Мурамаса щёлкнул пальцами и на глазах своего собеседника преобразился в молодого блондина с короткими потрепанными волосами и в обычной одежде, которая, однако, по прочности не уступала любой броне. Новый его рост позволял Умаре глядеть на него свысока, но это нисколько не смущало Стальную Тень Кровавого Тумана. - Предлагаю пока что дойти до ближайшего бара и отпраздновать удачную перековку... -

В целом добрались они достаточно быстро, а по прибытию Сэтору быстро нашёл себе место в уголке, окликая официанта.
- Три бутылки самого крепкого авамори и одну виски. - Мурамаса тут же полез в карман, откуда достал паспорт с готовой фотографией. - Да, да. Я хорошо сохранился даже для двадцати. -
Выпивка и стаканы быстро оказались на столе и официант удалился, ну, а Предок в облике юнца наконец-то смог обратиться к Драгону.
- Знаешь, ты хороший человек. Мне не хочется портить тебе будущее собственным присутствием. Я — нукенин ранга SS, ты — обычный шиноби. Обычно это ничем хорошим не заканчивается. - сказал он, разливая авамори по рюмкам, а затем быстро осушая свою. - Здесь нужен выбор. И я не собираюсь делать его за тебя или же рекомендовать тебе что-то. У нас у каждого свой жизненный путь, свои ошибки и свои уроки из них извлечённые... -

Перед Предком проносилась вся его жизнь. Гордое детство посреди маленькой деревушки клана, построение Киригакуре, первая война шиноби, политическая борьба и его нежелание правит деревней, вторая и третья войны, её ужасы, прекрасное лицо его дочери. Он достал из кармана белую ленточку.
- Юми перевязывала ей волосы... Как великолепны были они... Как лучезарна была её подлинная улыбка... - мысль прервалась.
- Эй, ты слышал? Говорят, Лис Пустыни вновь объявился! -
- Чего!? - спросил пьянчуга за соседним столом. - Да быть того не может! Тот самый? -
- Да, тот самый, единственный кто одолел Мурамаса Сэтору в бою. -
- Пфф, тоже мне. - вмешался третий. - Одолеть старика — велика победа. -
- Тише ты! И у стен есть уши. Особенно если в них есть сталь. Я слышал, что Сэтору тоже вернулся за старое. -
- Старик тоже жив? - спросил четвертый, отрываясь от бутылки. - Что ж он всё никак не сдохнет? Столько парней полегло по его вине... -
Дальше Мурамаса не слушал. В его глазах горел огонь. Лис вернулся.

+2

16

Сэтору не принял дар Умаре в виде камней, сказав, что драгоценности могут еще понадобиться, во что парень охотно верил. Он также, как и развернул, аккуратно завернул кулек и засунул его в сумку шиноби.
- Охранять свою святая святых при помощи... своих же детей. Звучит ужасно, но благоразумно и предусмотрительно, - от удивления парень присвистнул и окинул место, где когда-то стояли скелеты, что пытались атаковать кирийца. В этот момент Сэтору, щелкнув пальцами, обратился в юного блондина с короткой стрижкой и самой простой одежде. Ростом он был меньше Драгона, и это немного смущало последнего, зная, что это - один из великих кузнецов мира.
- Предлагаю пока что дойти до ближайшего бара и отпраздновать удачную перековку, - пролепетал он своим юношеским голосом, на что Умаре, дав согласие, поспешил удалиться из кузницы вместе с молодым стариком. Доспехоносец кинул взгляд на хладное тело бывшего напарника и огорченно вздохнул:
- Эх, Акашио... Надо было быть рассудительнее, куда ж ты полез...

Дорога протекла на удивление быстро. По прибытию в бар Умаре последовал за Сэтору, который к тому времени быстренько ретировался в угол, к свободному столику, попутно окликая официанта. Тот подошел и, достав блокнотик, записал заказ, при этом спрашивая паспорт, на что Умаре улыбнулся. Забавно было видеть, что далеко не старый официант спрашивает юнца, в шкуре которого оказался знаменитейший шиноби Сэтору Мурамаса, паспорт.
Выпивка и рюмки оказались на столе: бутылка виски и три бутылки авамори, последний напиток Сэтору уже разливал по рюмкам, после чего выпил содержимое своей.
- Я соглашусь с Вами, - парень убавил громкость голоса, - Сэтору-сан. У каждого свой жизненный путь, каждый делает уроки исходя из своих ситуаций... - Умаре взял свою рюмку и опустошил ее. Тепло моментально прошлось по полости рта, гортани, заканчивая свой путь в желудке. Следующую порцию напитка разливал уже он. В следующий момент Сэтору достал из кармана белую ленточку и вспомнил свою дочь, - Юми... Прелестное имя... - наверное, жалость не входит в черты характера клана Мурамаса, однако Умаре это чувство не чуждо, и парень старался выразить ее не так сильно.
Вдруг за соседним столиком заговорили какие-то пьянчуги, на которых Умаре не обратил внимание - говорят, и пусть.
- Сэтору-сан, я... Я хочу учиться у Вас кузнечному ремеслу, - обратился наконец Драгон к старику и опустошил вторую рюмку, - Вы правильно сказали, что у нас свой жизненный путь, каждый сам делает свой собственный выбор, и вот я решил: я хочу учиться у Вас, Сэтору-сан. Вы... Вы возьмете меня в ученики? - но Сэтору не слушал. В глазах виднелась месть. Умаре знал это чувство, и понял, что случилось это после разговоров тех пьянчуг. Но о ком именно - не услышал, - Я... Думаю, я пойду лучше? - спросил парень, надеясь получить отрицательный ответ, что могло случиться с маленьким шансом.

+2

17

Лис... Перед горящими ненавистью глазами пролетала старая картина, словно бы тлеющая плёнка. Отряд Кирийцев вторгался на границе в страну Ветра, им нужно было забрать документы из штаба, доклады разведки о позициях коноховцев. Их было десять человек с самим Сэтору, все — сильнейшие бойцы Мурамаса, прошедшие ни одну военную кампанию. Путь был долог и пролегал через пустыню и там из-под песка против них вышел лишь один боец. И он забрал все их души, а величайшего война опозорил навеки. С виду столь юный воин использовал столь сложные техники лишь одной стихии, ветра. Предку оторвало руку и оставило глубокий шрам через всю грудь. Раны затянулись, но подобные шрамы остаются навсегда. Особенно тот шрам, что был в его душе.
- Зря он тогда не добил меня... - злобно прошипел Сэтору, который сам того не замечая уже был окутан мощной тёмной аурой, что явно была не к лицу юнцу. - Чёртов Лис...
Мурамаса еле сдерживался, чтобы обрушить всю ненависть, что кипела в нём и подогревалась словами жалких пьянчуг. Они даже не были шиноби, но смели порочить святое имя его клана. К счастью, Предок сдержался. Но вот стальная ножка стула на котором сидел пьяница, что так нелестно смел отзываться о старике, в миг лопнула, заставив того с грохотом упасть на пол, обливая себя и соседей дешёвым пивом.
- Ха-ха, Джинро, ты только посмотри. Есть в этом мире справедливость, старый алкаш. - его поддатые собеседники лишь посмеялись, а Сэтору окончательно остыл услышав те слова, что уже давно не слышал.
Его бровь вскинулась будто сама собой в изгибе удивления, а он сам уставился на Умаре как баран на новые ворота. С удивлением и явным непониманием. Однако, судьба всё же любила направлять его по особому счастливому пути.
- Умаре, ты уверен? - спросил его Предок, складывая руки на груди. - Ты должен чётко понимать все последствия. Я смогу научить тебя всему тому, что знаю сам и даже большему, ведь учитель хорош тогда, когда ученик способен в конце преподать ему свой собственной урок. Но просто пойми, что пути назад не будет. Однажды связанный с Мурамаса — будет связан с нами до своей смерти. И ради защиты наших секретов мы способны принести её в свой срок. А также, если о твоей связи с нами узнают в деревне — всё что тебе останется, - он указал пальцем на протектор. - лишь перечеркнуть его. Как и всю свою прошлую жизнь... -
Однако, старик всё же понимал, что не понимая всех последствий Драгон не пошёл бы на такое предложение. Он был смышлёный парень, сын своего отца. Возможно, мир свёл их не просто так и Сэтору должен отплатить «драконьему кузнецу»? Думы были сложны, Предок не был против, но ему не хотелось лично подводить юнца к тому острию клинка, на котором он окажется в итоге.
- Хм. Я готов взять тебя в ученики, но тебе придётся пройти три испытания Мурамаса. - сказал Сэтору, создавая под столом стальную табличку, которую он после положил на стол. - Первое — Испытание Целеустремлённости. Каждый подмастерье кузнеца должен обладать этим качеством и работа подмастерья Мурамаса всегда заключалась в поиске материала. И раз уж тебе посчастливилось найти один из трёх легендарных камней, то первое испытание будет заключаться в нахождении оставшихся. В помощь тебе будет мой трактат «О великих и редких камнях и их деле в кузнечестве» , его ты найдешь в библиотеке любой деревни. Второе — Испытание Стойкости. Тебе придётся подняться на высочайший пик в Стране Облака, чтобы найти там Первую Кузню. Там ты выкуешь своё истинное оружие, но это будет не просто. Третье — Испытание Воли. Ты должен будешь доказать мне своё единение с кузнечеством. Каким образом? Ты поймешь, если пройдешь первые два испытания. -
После этих слов Сэтору передал табличку Драгону, где было начертано схематично всё то, о чём говорил Предок.
- Готов ли ты пройти этот путь, Умаре? -

+2

18

- Зря он тогда не добил меня... Чертов Лис... - прошипел Сэтору, покрываясь какой-то темной аурой. От нее так и веяло мощью. Драгон начал оглядываться, не смотрит ли кто на них, и, кажется, обошлось.
- Сэтору-сан, - кириец обратился к юнцу, - я понимаю, что Вы сильны и можете уничтожить этот бар одной лишь техникой, но, я думаю, не стоит привлекать лишнее внимание.
Доспехоносец повернул голову в сторону пьянчуг - один из них упал со стула, обливая пивом себя и своих собутыльников. Умаре улыбнулся и вернул голову в предыдущее положение.
- Пути назад нет и не будет никогда. Мой отец хотел бы сам научить меня всему, но... - Умаре выпил алкоголь из своей рюмки, - Я уверен, он был бы не против отдать меня на обучение Вам, зная, что он и сам чему-то учился у Вас, - парень снял с предплечья протектор и оглядел его. В нем Умаре увидел отражение. Нужно было хорошо подумать, в конце концов, не каждый же день ты встречаешься с великими шиноби, и уж тем более - просишь их о чем-то, - Если мне придется перечеркнуть его... - он замолчал на несколько секунд, переваривая свои мысли, - Я готов это сделать, - и улыбнулся, прикрепив протектор обратно к броне.

Далее старик заговорил о трех испытаниях Мурамаса: Целеустремленности, Стойкости и Воли. Звучит, конечно, легко, если бы найти нужно было не редкий камень.
"Аметист придает остроту". Нужно найти его.
Почему именно аметист? Наверно, найти будет легче, чем рубин, что дает единение с клинком.
В последующую секунду Сэтору что-то сделал под столом, вытащил оттуда руки и положил на стол стальную табличку, где все было разрисовано для самых глупых, а именно - для Умаре.
- Первая Кузня? Это та самая, где ковал клинки для самураев известный кузнец... Как бишь его... Ширугьето? Ох ты ж... - ну, Умаре перебивал Сэтору, однако делал он это больше себе под нос, восхищаясь, что все легенды и сказки, рассказанные отцом, воплотились в жизнь. Кузнец передал Драгону стальную табличку, которую парень, повертев со всех сторон, осмотрев, положил себе на колени.
- Готов ли ты пройти этот путь, Умаре? - неожиданно последовал вопрос. Что нужно было ответить?
Все плюсы и минусы. Плюсы: я буду учиться у одного из величайших кузнецов, смогу, наверное, получить все эти три камня. Минусы: за мою голову будет назначена награда. Черт, да это все равно стоит того!
Думу думал Умаре, бегая глазами по столу и смотря куда-то в пустоту. Наконец, взвесив все "за" и "против", он улыбнулся.
- Я готов, Сэтору-сан!

+2

19

- Я готов, Сэтору-сан. – прозвучали снова давно забытые слова.
Боль эхом пронеслась по его голове, отдаваясь эхом множество раз по черепной коробке, в которой покоился мозг гения кузнечества. Боль от воспоминаний, которых он никогда не забывал, но которые лишь сейчас прошли глубоким отзвуком по коридорам его сознания. Так всегда говорили его ученики. Будущие кузнецы, воины, шиноби, специалисты во всех областях. И сейчас большинство из них пало…
- Как сжатые колосья… - прозвучало из слов старика в облике юноши.
Достаточно громко. Даже слишком. Многие обернулись на него, а в особенности те, кто недавно насмехался над поруганной честью его семьи. Тот самый пьяница, что еще недавно лежал на полу направился к их столу, но подойти не осмелился. Небольшое расстояние, как раз достаточное для Сэтору в полный рост в истинном обличии.
- Что ты там сказал, малой? Я, кажется, не расслышал? – видимо, пьянчуга не просто не понял точный смысл слов Предка, но и в целом его не услышал. Жаль, что пьянь всегда столь мнительна, словно думает лишь о том, насколько люди вокруг них отвратительны и ничтожны. В этом явно была своя, определенная жизненная ирония.
- Что ты нажрался как свинья, старый дурак. – голос принадлежал уже не мальцу, а Предку клана.
Мурамаса взглянул в глаза алкоголика своим истинным взглядом, пронзительными глазами красно-коричневого цвета. Этот взгляд даже не пугал, а ужасал, заставляя пьяницу пошатнуться и сделать шаг назад. Секунды хватило. Всё произошло слишком быстро. Сэтору даже не срывался с места, для всех ровно на секунду он исчез, после чего оказался в своём истинном облике перед всеми посетителями таверны, взирая на всех свысока и не только из-за своего исполинского роста. Вытянув руку немного вперёд, он обрёл свой меч, что сам собой вложился в руку старика, после чего провёл точный, единственный удар. Сталь свистела, а крик уже не столь старого по отношению к Мурамаса мужчине огласил округу. Тот остался без кистей, что упали ему прямо под ноги после точного удара. Раны даже не кровоточили, Предок позаботился о том, чтобы меч был достаточной температуры для моментального прижигания раны. Упавший на колени перед Мурамаса мужчина прекратил кричать лишь в тот момент, когда его подбородок был поднят остриём “Белого лепестка сакуры”.
- Бойся. Бойся и жди… - прошептал Сэтору, — Мурамаса будут живы, пока живу я. И ни тебе, ни каким-либо другим жалким смертным предстоит сомневаться в этом.
Запекшаяся кровь на клинке исчезла будто бы сама собой, будто бы меч впитал её. Ведь именно такие легенды ходили о его мечах. Что они приносят лишь смерть и боль. Что они подпитываются кровью его врагов. Что они несут его истинную стальную волю. Но воля Айнкаге заключалась не в его клинке. Клинок был лишь продолжением Сэтору, лишь его частью. Воля Айнкаге была в действиях, что тот совершал. Неизменные, неизбежные, точные. Всегда настигающие цель. Удары. Таким стала его воля.
Когда всё затихло, а люди вокруг готовы были поддаться панике Сэтору вновь заговорил:
- Прошу прощения. – искренние слова из его уст. – Плата за выпивку и моральный ущерб. –
На барной стойке оказались три слитка золота, не чистого, всё по стандартам отлива. Главное, что их не смогут украсть. Воля Айнкаге. Он развернулся и мерными шагами направился на выход, даже не обращая внимания на шарахающихся от него людей. Для него это не важно. Всё это низменно. Слишком Сэтору устал от этого. Ему нужно было развеяться. Нет. Ему нужно было напрячься, как стальная струна. Он знал, куда он направится.
- Лис...- прошипел он, смотря на безлунное небо с побережья, закрывая глаза. – Я иду за тобой… -
Однако, при всём этом Мурамаса не оставил своего друга и ученика безвольно посреди таверны, табличка, что все еще оставалась у Драгона гласила следующее:
- Помни об испытаниях, мой юный друг. Найди аметист, а после я сам найду тебя. За это уж не переживай. На гарде твоего клинка стоит печать Мурамаса, если с тобой что-то случится – я отзовусь на призыв. Лишь пролей каплю собственной крови на печать. Если же меч окажется в руках твоих недругов – я тоже это пойму. Переживай лишь за то, как ты сейчас вернешься в деревню. Надеюсь, ты придумаешь что-то для Мидузкаге и сможешь ей объяснить и провал твоей миссии, и смерть товарища. Можешь приплетать меня в таком случае, скажешь, что старик слаб и не подумал добить тебя. Кузнецы для них больше нет, если же они придут – то уже не найдут её. Я позаботился об этом. Береги себя, после того как я вернусь из Страны Ветра – я сам найду тебя. Постарайся, чтобы второй камень уже был у тебя.
Твой сенсей, Стальная Тень Сэтору Мурамаса. -

+2

20

После клича «я готов» Умаре настала тишина. Она продолжалась около минут пяти, пока Сэтору, в образе того же юноши, громогласно не заговорил.
- Как сжатые колосья…
Все кафе замолчало, кинув свои взоры на столик, где сидели двое. Замолчали даже пьяницы, подозрительно оглядевшись, а один оборзел настолько, что посмел дерзить. Жаль, что он не знал, с кем имеет дело… В следующую секунду Сэтору заговорил свои голосом. Глаза наполнились яростью, гневом. Все произошло слишком быстро: вот пьяница, труся, начал отходить назад и выставил руки вперед, а Мурамаса практически мгновенно отрубил кисти алкоголику. Кровь, что осталась на клинке, куда-то исчезла. Драгон уж было подумал, что клинок питается кровью, страхом своей жертвы, становясь тем самым острее, крепче и опаснее. Крик мужчины озарил округу, утихая эхом где-то вдали.
- Бойся. Бойся и жди… - прошептал Сэтору, — Мурамаса будут живы, пока живу я. И ни тебе, ни каким-либо другим жалким смертным предстоит сомневаться в этом.
А в следующий момент, совершенно спокойным поведением, старик оплатил бармену и хозяину кафе в одном лице выпивку, доплатив также и за моральный ущерб. На барной стойке оказалось несколько слитков золота. Конечно, не чистого, все по стандартам кузнечного дела. А уж потом Сэтору, развернувшись, пошел прочь из кафе, оставляя Умаре наедине с самим собой. Или нет?..
Парень глянул на табличку. На ней аккуратно были выбиты слова, которые Драгон начал читать.
Помни об испытаниях, мой юный друг. Найди аметист, а после я сам найду тебя. За это уж не переживай. На гарде твоего клинка стоит печать Мурамаса, если с тобой что-то случится – я отзовусь на призыв. Лишь пролей каплю собственной крови на печать. Если же меч окажется в руках твоих недругов – я тоже это пойму. Переживай лишь за то, как ты сейчас вернешься в деревню. Надеюсь, ты придумаешь что-то для Мизукаге и сможешь ей объяснить и провал твоей миссии, и смерть товарища. Можешь приплетать меня в таком случае, скажешь, что старик слаб и не подумал добить тебя. Кузнецы для них больше нет, если же они придут – то уже не найдут её. Я позаботился об этом. Береги себя, после того как я вернусь из Страны Ветра – я сам найду тебя. Постарайся, чтобы второй камень уже был у тебя.
Твой сенсей, Стальная Тень Сэтору Мурамаса.

Да, действительно, нынешней задачей был не поиск второго камня, а объяснение Мизукаге. Что доспехорожденный скажет ей? А, к черту, что-нибудь придумает.

Путь до резиденции прошел быстро. Особо не церемонясь, Умаре зашел внутрь и, постучавшись, зашел в кабинет, где восседала правитель деревни – Теруми Мэй.
- Мизукаге-сама, - начал Драгон, склонившись на одно колено, - миссия… провалена. На нас с Акашио напал Сэтору Мурамаса. Он убил его, - было видно, как ясный взор сменился на яростный, однако через несколько секунд все вернулось в норму.
- Да? Но почему же тогда ты – живой, Умаре? – она подняла одну бровь. Понятно, что не верила…
- Видимо, старик ослабел и не смог добить меня. Он поджег кузницу и ушел, оставив меня сгорать заживо. Однако я выбрался. Кое-как, но смог, - он замолчал, обдумывая, - К слову, о кузнице. Ничего важного, кроме этих символов и заржавевших слитков железа мы не обнаружили.
Снова тишина. Мизукаге, после длительной паузы, лишь махнула рукой, указывая на выход. Умаре медленно встал и, развернувшись, ушел. Оставалось сделать следующее:

Аметист… Надо найти его!

Конец эпизода.

Отредактировано Драгон Умаре (04.06.18 22:45)

+1


Вы здесь » Наруто: печать времени » Территории стран » Страна Мёда | Куй железо, пока...