http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/43789.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/24139.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/31063.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/20815.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/70306.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/79772.css
http://forumfiles.ru/styles/0017/ef/32/style.1540589954.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Наруто: печать времени

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наруто: печать времени » Завершенные эпизоды » Коноха-Кири: "Пропавший корабль"


Коноха-Кири: "Пропавший корабль"

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

Пропавший корабль
картинка

Место, время, условия: Коноха, страна Воды(Кири), несколько месяцев после возвращения Наруто в Лист.
Среда, пасмурное, дождливое утро, 8.30.
Участники:  Хатаке Какаши, Узумаки Наруто, Касуми Арата, Мурамаса Таики, Мурамаса Тэтсуя, Мурамаса Сэтору, Металл Умидан
Статус эпизода:  ...открыт
Группа океанологов страны Огня, отправившись в путешествие по заданным регионам океана Хокубу и Нанмэн, не вернулась в срок домой. Хокаге получает запрос  на привлечение шиноби для расследования произошедшего. Согласно последним данным, полученным в результате опроса экипажей других судов (преимущественно кирийских), которые последними видели судно страны Огня, последние были замечены возле одного из южных островов Воды. Далее, след теряется. Никто не знает, куда пропал корабль...
Хокаге собирает команду под руководством Какаши для расследования случившегося. Кроме этого, вторым важным пунктом миссии является налаживание отношений с Мизу но Куни.
1. Требуется ли участие Гейм Мастера – нет
2. Дополнительно: -

0

31

- Возможно, мы когда-нибудь это узнаем... - Когда-нибудь... Когда?
Когда... Любимый вопрос каждого человека. Каждый чего-то да ждет. Но Какаши не интересовало, когда он узнает. Его интересовало, от кого он это узнает. Копирующий призадумался, ставя на свое место каждого себя, все свои метаморфозы в характере за свою жизнь.
В голове заговорил молодой Хатаке.
- Он - отброс! Тот, кто потерял волю! Такие люди не могут называть шиноби! Они даже не мужчины! - услышал он молодого себя. Решительного, испытавшего горький опыт потери товарищей.
Но не время для раздумий! Нужно спасать людей. Какаши видел Кири, что затянул пар и дым от взрывов и огня. Сейчас он просто стоял, наблюдая, как его ученик сделал куда больше, чем учитель.
- Я жалок... Я не могу помочь своему ученику, другой деревне, невинным людям! - яростно думал капитан седьмой команды. Но в его голове прозвучал голос. Такой знакомый...
Минато-сенсей.
- Главная должность капитана команды - помогать своим подчиненным. Они - твои ученики и товарищи. - звучало в голове как звон колокола. Сжав кулаки, Хатаке создал теневых клонов, которые начали помогать клонам Наруто. В то время как оригинал стоял рядом с Наруто, начав разговор. Посреди руин. Жар бил в лицо очень сильно. Жар от огня. Огня вперемешку с кровью
- Наруто, этот человек, наверное, потерял многое. Его взгляд, он... Мертвый. В его изречениях нету надежды на будущее. Надежды на человека. - Какаши смерил взглядом округу. Множество обрушенных зданий и обломков. Огромные костры огня. Но не время раскисать! Надо продолжать сражение.
- Но если я продолжу, то погибнет еще больше людей. Надо найти способ, чтобы я мог и остановить этого старика, и помочь эвакуироваться жителям Тумана. - мозг копирующего обрабатывал тонны информации. Тысячи вариантов атаки, множество из которых отбрасывалось сразу. Это был настоящий мозговой штурм. Но он не занял очень много времени. Наоборот, Хатаке делал это в доли секунды, будто бы он - компьютер, а не человек. В конце концов он пришел к одному решению.
- Наруто, у тебя же хватит чакры на поддержание клонов? Если да, то помогай людям выбираться. Я пойду за Сэтору. И не возражай. Ты сейчас куда ценнее меня - Высказал свой план копирующий, бегом отправляясь к предпологаемому местоположению Сэтору.
Вот он, высокий, с холодным взглядом. Копирующий без разговоров пришел к одному плану: использовать Камуи. Это позволит если не полностью испарить Мурамаса, так заставить исчезнуть одну из его конечностей. Но нет. Если он вдруг попадет не по Сэтору? А вдруг это улетит в здание, где еще есть люди. Не подходит.
- Может катон? Нет, заденет еще здания. Суитон? Воды нету. Футон? Тоже что и с катоном. Может дотон? Это его не остановит. Остается только райкири - сложив печать клонирования, Хатаке выговорил:
Каге буншин но дзюцу! - четыре клона окружили Айнкаге, и каждый сформировал райкири. От этой комбинированной, с джиинчурики атакой, Мурамаса будет сокрушен...
Или нет?
Но вдруг на поле боя появился неизвестный, будто бы телеопртировавшийся сюда. Ибо другого объяснения Хатаке не видел...

Отредактировано Хатаке Какаши (23.07.18 23:29)

+2

32

Наруто смотрел сквозь пелену навернувшихся слез на крушение зданий в прибрежной части селения, на безумную игру Сэтору с ними, отчего дома превращались в подобие желейных игрушек, которые подчинялись чужой воле, изгибаясь, крошась и падая вниз, норовили уничтожить народ, смотрел, как туча клонов спасает людей, уводя подальше от катастрофы. Падающие камни и плиты, клубы пыли и дым, отдаленные крики - всё сливалось в единое целое, которое перекрывал громоподобный глас Мурамаса.
Несомненно, Наруто слышал его. Презрительные слова о людях отозвались болью в его сердце. Правда, кое в чем Мурамаса был прав: многие действительно растоптали в себе и других веру, любовь, справедливость. Это касалось не только Кири, это происходило по всему миру. Где-то больше, где-то меньше. Но, все не могли быть в этом повинны.
- Нет! Ты не можешь всех ровнять под одно! Есть и хорошие люди, которые должны жить, чтобы сделать мир лучше. Если одни уничтожают всё человеческое, то обязательно должны быть те, кто борется, чтобы спасти и возродить всё лучшее. Все не могут быть одинаковы. А уничтожив вместе с плохими и хороших, ты уничтожишь всё. Не будет даже надежды и не будет веры. И что тогда? Или ты думаешь, что сможешь все сам? Возродить веру, любовь, справедливость смертью и разрушением? - сжав кулаки, крикнул Наруто в ответ. Он знал, что Мурамаса может и не услышать его, но просто хотелось высказаться. Эмоции, эмоции. Они бурлили, рвались наружу.
- Наруто, этот человек, наверное, потерял многое. Его взгляд, он... Мертвый. В его изречениях нету надежды на будущее. Надежды на человека. - вдруг отозвался учитель, проговорив спокойным тоном.
Узумаки перевел взгляд на него.
- Он будто живой мертвец.- от такой мысли озноб прошелся по спине. До сих пор, парень еще не видел таких людей - полностью потерянных.
- Какаши-сенсей, неужели уже никак нельзя снова дать ему надежду, снова вдохнуть в него жизнь?
- Нет, я попытаюсь опять!
- Наруто, у тебя же хватит чакры на поддержание клонов? Если да, то помогай людям выбираться. Я пойду за Сэтору. И не возражай. Ты сейчас куда ценнее меня. - спросил учитель, добавив, чтобы Узумаки не возражал при этом.
Шмыгнув носом, юноша кивнул.
- Вот еще! Ценнее? Что за ерунда? Это он специально, чтобы самому встрять в бой. Эх... Ладно. - подумал он, пересиливая шевелящийся в душе, легкий протест. Утерев слезы рукавом и вновь создав тучу клонов, блондин направил их в гущу местного апокалипсиса, а потом застыл на несколько секунд, наблюдая, как кирийский джинчурики окутывается алым покровом чакры биджу, как с него слазят куски кожи, как растут хвосты. Зрелище было завораживающим и пугающим.
- Неужели я выгляжу подобным образом? Черт! А ведь я не видел себя со стороны. - удивленно подумал Узумаки.
Быстро, как комета, мелькнув алым сиянием хвостов, Арата рванул к противнику, туда, куда помчались клоны Копирующего, чтобы ударить молниями со всех сторон.
- Он потерял всё, а теперь вынуждает, чтобы добили и его. Зачем он так поступает? - со скорбью в сердце думал Наруто, глядя в сторону Сэтору. - Это похоже на самоубийство.
Блондину так хотелось бы прекратить нападение, но уже было поздно. Даже если бы ему и удалось, то Сэтору продолжит уничтожать людей. Этого нельзя было допустить. Но тут, вопреки всем ожиданиям, произошло нечто странное - то, чего никто не ожидал. Буквально через миг после "старта" Араты, откуда-то на большой скорости вылетело нечто похожее на стальное ядро. Но откуда именно, было пока не понять. Сейчас казалось, словно он возникло из пустоты или выскочило из портала.
- Я не слыхал выстрела пушки. Это какое-то секретное оружие?- проскочило в голове парня. Было странно, что ядро появилось совершенно беззвучно. Сейчас оно летело в сторону сражающихся, а точнее - прямо к Мурамаса, который подставил свой клинок, чтобы отбить его. Но, ядро странным образом отскочив, ударилось в стену из металла, созданную ранее и вдруг медленно, поднявшись в воздух, превратилось в... высокого человека в черном плаще. Узумаки вытаращил глаза, пытаясь разглядеть незнакомца издалека.
- Не понял. Это что еще такое? Еще один металлический? Родственник Сэтору? Черт! Их двое теперь! Надо что-то придумать. Срочно!
Однако родственник почему-то атаковал Сэтору своим клинком. Молниеносно, быстро.
- Ничего не понимаю. Что происходит?
Создав еще нескольких клонов, парень послал их...да можно сказать, что к черту, ибо именно таковым сейчас и уподобилось сражение.
Одна из копий помчалась в эпицентр битвы, крича на подходах в сторону нового металбендера:
- Ты кто такой еще? Почему ты хочешь его убить?
Вторая и третья копии, в это время ринулись на нового противника с другой стороны:
- Убери от него свои лапы! - и со всей дури пнули его вбок ногами, отбрасывая в сторону.
- Он должен оставаться в живых пока не станет ясно, что вообще происходит!
Клонам было плевать, что сейчас они растворятся в котле дзюцу учителя и Шестихвостого, но вот нападение подобного на подобного, его возмутило. Он не мог допустить, чтобы незнакомец сразил Сэтору. Почему? Наруто казалось, что где-то здесь скрыта тайна, которую нужно раскрыть, нечто важное, что может повлиять на исход всего случившегося.

+3

33

Еще чуть-чуть, еще пара метров, совсем немного, и враг будет в цепких лапах... Может это просто невезучий день? Или розыгрыш откуда-то сверху? Который раз возникает преграда на пути и останавливает атаку? Хотя возможно это лишь акцентирование внимания, приправленное нарастающей злобой, от буквального «сгорания».
Даже учитывая успешное приручение, опыт совместной работы, совместимость сил и избавление от большинства побочных эффектов, кипящая кровь все равно остается кипящей кровью, что приносит боль и ярость.
Неизвестный, появившись из ниоткуда, молниеносно влетел в бой и увлек все внимание старика на себя. В сознании то и дело возникали сомнения, ведь это могла быть как постановка, так и действительно неожиданная помощь, от человека, явно не уступающего во владении клинком.
Демон-лис явно не оправдывал свое звание и, возможно даже хорошо, что он не пошел в атаку сразу, но теперь же пытался вернуть к свету, что самого виновника происходящего, что нового мечника. И, честно говоря, несмотря на оказанную помощь попавшим под горячую руку, в некотором роде лишь мешал, пускай и желал мирного решения.
Не всегда можно прийти к компромиссу. И сейчас в первую очередь нужно остановить врага, который уж точно не сдастся просто так...
Касуми подгадал момент, когда его вечно ускользающий противник наконец застынет, блокируя атаку неизвестного мечника, и в один короткий прыжок очутился в полуметре от врага.
Хирума...
Покров Касуми окрасился темно-фиолетовым цветом. Воткнув хвосты в землю он зафиксировал себя покрепче, одновременно растянувшись и обвив неприятеля в районе пояса. После чего, нависнув над ним, впился когтями в его руки и начал накапливать особо едкую кислоту и готовясь к следующей атаке, в процессе выделяя кислоту всем телом, что постепенно оплавляла стальное тело.
Следующая атака точно должна будет сильно навредить даже столь живучему существу. Чирьекью чистая сила Сайкена и куда сильнее остальных доступных на данный момент техник. Нужно лишь удержаться совсем немного на месте, чтобы не догонять вновь, и все это быстро закончится.

+2

34

Лязг стали о сталь. Вот, что звучало в голове обоих носителей древнего генома. В считанные секунды в их головах проносились бесчисленные варианты исходов этой битвы. Они могли бы предугадать каждое движение друг друга. Каждый шаг. Любая мысль. Будто бы они слились в одно единое целое в тот момент, когда скрестили клинки. Исход сей битвы был предрешён. Давно. Слишком давно. В день рождения Уми Мурамаса...

Сэтору помнил тот день, когда на свет появился его младший сын. Личный врач семьи главы клана поднял малыша, но не спешил передавать его отцу. Ребенок, что не плакал после рождения. Он улыбался, а в его голубых глазах явственно читался огонь. И Сэтору знал этот взгляд. Потому что он сам обладал им когда-то. Глаза, полные силы. Слишком великой для этого мира. Некогда, когда впервые был наречён Сэтору своим титулом стальной тени ему было дано предначертание судьбы. Лишь один Айнкаге может жить в этом мире. Но тогда он думал лишь о том, что в день его смерти преемник будет готов взять на себя эту великую силу и соразмерную с ней ответственность. Быть защитником Чигири но Сато и носителем стальной воли повелителя. И лишь десять лет назад он понял, что неверно толковал пророчество. Один не может править, пока жив другой.

Их клинки разъединились на секунду, а враги начали окружать старика. Исход этой битвы был предрешен до его начала. Поэтому он и отослал своих воинов. Им не должно было видеть это. В грехопадении Кири был виновен он. Только он. Глядя в те самые глаза, что он породил. И дело было не в Уми. Он создал чудовище. Он создал Чигири но Сато. Заставлял детей убивать друг друга. Уничтожал слабых. Порождал сильных. Но в самом деле он породил настоящую жестокость. И она стояла перед ним в облике его сына. Перед ним стоял не Уми. Перед ним стоял Кровавый Туман. Его живое воплощение, безжалостной силы, имя которой — Смерть. Тот, кто будет решать судьбы других, не имея на то никакого права.

- Сколько жизней, я отнял... Сколько жизней я потерял... - голос старика дрожал, а злоба улетучилась с его лица. Кровь вытекала из его глазниц, а руки впервые в жизни задрожали. - У меня осталось только одно задание. Уничтожить то, что я породил... -
- Поздно, старик. - сказал Уми, готовясь напасть, несмотря на окружающих противников.
Щупальца шестихвостого впились в него сзади. Клоны этого великого мальчишки Какаши готовы были уничтожить его множественным райкири. И Чигири но Сато заносило меч на своего создателя. Сердце Айнкаге не выдержало. Подобную силу вряд ли видели до этого. Он вознесся над полем боя, вырвавшись из чудовищного захвата и преобразился. Юми Мурамаса кричала от боли, а чудовищный град стали обрушивался на всю площадь, уничтожая клонов и заставляя всех живых отступить. Кроме него. Когда обессилевший вновь старик упал на землю он оказался на коленях перед ним. Немногим удалось бы пережить безутешную скорбь отца. Но тот смог.
- Знаешь, - приставляя клинок к грудной клетке своего отца сказал Уми. - Я должен рассказать тебе кое-что. Это я убил вас всех. Подговорил клан Бута начать нападение. А потом стёр большую часть клана. Убил твоих жалких сыновей, которые не стоили ни одного твоего пальца. И воспользовался твоей любимой куклой так, как любил делать это ты. Прямо там, на мостовой. Так приятно было вновь её увидеть. Она и правда была красива. -
- И что же ты сделаешь, сын мой? - отрешенно шептал Сэтору, ощущая как силы покидают его.
- Я стану Айнкаге, Отец. -

Клинок прошёл насквозь сердце старика в единственный момент, когда тот был уязвим. Это была самоубийственная атака и он понял, что зря пошёл на неё. Тот Уми, которого он знал, давно умер. А чудовище набралось столь много сил. Он даже не успел осудить его. Не успел принять то, что он сказал ему. Ту страшную правду. Он принял лишь клинок его дочери в сердце, что находился в руках его сына.

- Айнкаге умер. - сказал Мурамаса, отвязывая ножны от трупа своего отца и поднимая его клинок. Теперь уже его клинок. - Да здравствует Айнкаге. -

Оставшись без плаща Уми предстал перед остальными участниками битвы. Молодой юноша лет двадцати на вид, тонкий и изящный. Тяжёлые чёрные сапоги, лёгкие брюки того же цвета, изодранная нательная майка, поверх которой находилось несколько кожаных ремней, ошейник на шее с перебитой цепью и кожаной повязкой на левом глазу, где на месте глазницы красовался изящный сапфир. Чёрные пряди смешиваясь с идеально белыми спадали неровно на его лицу и шею. И улыбка, конечного результата долгих лет. Облегчения и спокойствия. Он вернул свои клинки в ножны, а затем привязал к поясу новые ножны. Клинок главы клана был его по праву.

Отредактировано Мурамаса Сэтору (18.08.18 14:17)

+3

35

- Айнкаге умер. - сказал Умидан. Однако, слова его были явно направлены не к окружающим его людям. Не к коноховцам. Не к кирийцам. К клану Мурамаса. Теперь, когда он владел проклятым клинком главы кланы он становился новым главой Мурамаса. Главой клана, который он сам практически уничтожил. Но он не видел в этом ничего зазорного. Он делал то, что хотел его отец — очищал мир от слабых и недостойных. Направлял стальную волю Айнкаге там, где Сэтору оступился и сам оказался слаб. - Да здравствует Айнкаге. -

Но голос его был сейчас слишком слаб для того, чтобы гордые воины и могущественные кузнецы преклонили пред ним колено. Не смотря на его законные права на титул повелителя стали он все еще оставался изгнанником. Отбросом. Ох, что же скажут старейшины. Да и наверняка отец уже выбрал себе нового наследника. Сильнейшего из тех, кто остался в живых. А это означало лишь одно — впереди все еще долгий путь. И ответственность за его выбор легла на плечи Уми. Бывшего Уми. Он уже не был им. Он уже не был Мурамаса. Ведь сам он уже давно величал Мэталл. Ему нужно было время на раздумья, слишком легко далась ему эта победа.
Он кинул свой взор на тело отца, которое медленно начало рассыпаться на раскалённую сталь, как это всегда бывало у самых сильных из воинов их клана. Не будет пышных похорон, не будет толп плакальщиц. Не будет даже именного надгробия где-то на опушке леса, где он любил проводить времена с семьей долгие годы назад. Он слишком долго сражался и начал новое сражение — не оставить своё тело уже бывшим врагам, но и союзникам не дать показать свою слабость. Мурамаса сами проводят себе сожжение в собственной смерти. Последняя воля Мурамаса — курган на поле боя. И чувства Уми в этот момент были неоднозначны. Он добился того, чего так долго желал. Вонзил клинок в сердце старика. Доказал миру, что он сильнейший из Мурамаса. Доказал сам себе собственную правоту. Доказал отцу, что он был его сыном. Единственным из всех, кто всегда слушал старика. Так почему же на его глазах наворачивались слёзы, а сердце ныло от боли, будто готовясь разорваться или вовсе остановиться? Мурамаса Сэтору все еще оставался его отцом. Самым близким человеком в этой жизни. Тот, кто дал Уми эту жизнь. Тот, кто научил его всему тому, что тот умел. Несмотря на всё, ведь это Умидан обрёк их на тот путь, где они сейчас были. Заставил их стать преступниками и изгоями Киригакуре. Отплатил той же монетой за собственное изгнание. Его изгнали, потому что он был тогда слишком слаб, чтобы стать новым Айнкаге. Они ушли сами, потому что осознали свою слабость, когда были разгромлены жалкими Бута и прочими мятежниками. Вселенский круг силы и боли замыкался на Умидане. Возможно, не появись он на свет, все было бы абсолютно иначе. Не было бы позорного изгнания почти двадцать лет назад, не было бы резни в квартале Мурамаса, а затем и в квартале Бута, не было бы сегодняшних разрушений и смертей многих жителей и защитников Киригакуре. Но был бы другой исход лучше? Вряд ли, тогда бы Мурамаса вновь предали бы свои идеалы, закапывая собственную силу. И всё равно в итоге случилось бы нечто непоправимое, как то, что произошло сегодня.
- Естественный ход событий по философии Отца. Я лишь очередная марионетка вселенной, что притворяла эти идеалы в жизнь. Не больше, не меньше. Все погибшие попросту были слишком слабы. Мурамаса, Бута, прочие до и после них. Слишком слабы, а потому всего лишь недостойны. - так говорил себе Умидан, все же осознавая отсутствие собственной вины во всём происходящем. Оно всё равно бы случилось, не так ли?
Но сейчас не было времени на подобные раздумья. Да, ударный отряд отступил. Догонять его сейчас не имеет ни малейшего смысла. Последнее убежище Мурамаса Умидан и так найдет. С проклятым клинком своего отца у него были полностью развязаны руки. Сейчас же нужно было просто понять планы старика. Чего он хотел добиться этой атакой? Точно не разрушение Кири, он был слишком слаб, чтобы сделать такой ход. Уничтожить собственное родовое гнездо, пусть откуда их самих и изгнали. Это было бы выше его сил. Взять в плен коноховцев? Вполне возможно, учитывая прошлое отца. Но глупо и бессмысленно. Здесь двое джинчурики и копирующий ниндзя. Ради такого он бы вывел больше людей и тем более не остался один сражаться с таким врагом. Даже Бог Войны осознаёт свою силу и понимает, когда есть время сражаться и время отступать. Значит их целью было нечто иное от чего они хотели отвести взгляд во время своей атаки. Но...
- Уважаемые, мы с вами еще увидимся. - крикнул Умидан, разворачиваясь на каблуках в сторону селения. - А у меня остались незаконченные дела. -
Кинув эти две фразы Мэталл распался на частицы раскалённой стали и мгновенно оказался на ближайшей крыше, а затем на ближайшей к кораблю с коноховцами, где вновь сформировав лишь верхнюю часть своего тела вновь сказал:
- Меня зовут Умидан. Умидан Мэталл, если что. -
После этого он исчез в вихре раскалённой стали, отправляясь туда, где он был нужнее всего в этот момент. Подле Мидзукаге.

Отредактировано Мэталл Умидан (28.08.18 21:13)

+3

36

Правильным ли было смирение при таком поражении или стоило поддаться ярости и утвердиться в своей силе за счёт новой цели? Арата не знал. Последним было осознание полного провала атаки от которой враг буквально взмыл в воздух, не смотря на все приготовления. Следом лишь неизбежность получения урона, находясь буквально в эпицентре. Затем лишь взрыв, дождь из раскаленного металла. Покров практически полностью игнорировал чуть ли не прошивающие на сквозь снаряды, расплавляя мелкие и восстанавливаясь от крупных. Однако возможно сказалось общее истощение после затратных приемов вкупе с некоторыми проблемам организма, ибо к концу атаки он уже едва держался на одном колене и едва мог пошевелиться.
После нескольких секунд, бой был завершен. На удивление быстро. И невероятно просто. По крайней мере так казалось со стороны и можно лишь допускать что творилось на самом деле и насколько силы были соразмерны.
Имя неизвестного отчетливо въелось в память Касуми. Имя человека, что сродни монстру, от которого спас, из доброй воли или личной прихоти, но столь же сильного и опасного. Исчезнув, так же как и появился, он не оставил других ответов, а последовать следом было практически некому.
Этот бой закончился, но когда может случиться новый? И что противопоставить такому врагу? Как добиться достаточных сил для защиты? Сидя среди руин и восстанавливаясь по мере своих сил, попытки анализировать результаты лишь удручали и приводили к одному – нынешний уровень никуда не годится.
Спасатели не заставили себя долго ждать: наспех собранные отряды мигом примчались и занялись помощью пострадавшим.
Среди обычных шиноби, подоспели и соратники из АНБУ, которые явно прибыли за Касуми, как бы ни горько это было осознавать, и он мог и не просить повременить и возможности переправить его на базу после простых жителей, в таком плачевном состоянии даже с полным контролем носители биджу становятся опасны для всех.
Похоже я вынужден покинуть вас. - обратился он к Коноховцам, - Однако вам похоже вам уже нашли достойную благодарность, после оказанной помощи. – указал он на подошедшего с письмом непосредственно к ним, - надеюсь еще увидимся в более мирной обстановке. Теперь же прошу меня простить. - стараясь не терять лицо и почти не опираясь на плечо товарища, попрощался он перед отбытием.
Путь казался непривычно трудным, пускай никаких видимых ран и не было, каждый прыжок ощущался неприятной встряской. Разум мутнел и все тело словно боролось само с собой. Прибыв в селение и добравшись до базы, решив не рисковать общей безопасностью и здоровьем джинчурики, Арату отнесли в специальный госпиталь АНБУ, где и заточили под строгий контроль на время до излечения.

+2

37

То, что довелось увидеть Наруто и Какаши, стоящих на палубе того самого корабля, который должен был под руководством Араты, отправиться к островам, выходило за рамки всего виденного. Даже закаленный во многих боях Хатаке, оказался под впечатлением.
Как и предполагалось, клоны погибли в разверзшемся аду сражения двоих обладателей уникального генома, а Сэтору, чудом вырвавшийся из захвата Шестихвостого, взмыл вверх и спустил на всю подконтрольную ему площадь, град раскаленного металла.
Он напоминал звездный дождь по своей красоте, но это чудо несло смерть всем, попавшим под такой обстрел. Вода вскипала в местах падения огромных капель расплавленной стали, в результате чего, над поверхностью моря стал клубиться пар.
Наруто не понимал, кто был прав в этой битве, но сейчас почему-то стало жаль Сэтору. Только было уже слишком поздно.
А убийца, как ни в чем ни бывало, вдруг вернувшись к гостям, мило попрощался, при этом не забыв продемонстрировать свою способность рассыпаться на частицы стали и собираться вновь. Перед тем, как окончательно уйти отсюда, он назвал свое имя.
" Умидан? Какое странное имя. И почему Металл? Он настолько ненавидит свой клан, что даже сменил фамилию?"
Словно очнувшись от жуткого зрелища, Какаши и Наруто, поняв, что скорей всего Арата ранен, помчались к нему. Естественно, молодой джинчурики старался не подавать виду, но раз он едва держался на ногах, то страшно подумать, что было бы с кем-то другим на его месте.
"Гадство! Эти стальные настолько сильны, что способны убить даже носителя биджу? Ксо! Ксо!" - парень готов был рычать от негодования.
- Эй, Арата, давай я сбегаю за врачом! Ты только пока не шевелись. - предложил Узумаки носителю Шестихвостого. Правда, это уже не понадобилось. К порту приближалась группа шиноби, среди которых были и ирьенины.
"Ну, вот и хорошо".
Перед тем как Касуми забрали, к коноховцам подошел один из группы и отдал свиток от Мизукаге, почти одновременно подтвердив слова Араты о благодарности.
- Мы... это..., - Наруто вдруг покраснел, осознавая, что помощь оказалась так слаба. - Не смогли сделать больше.
Когда Арата попрощался, блондин добродушно ответил ему, подняв ладонь вверх:
- Пока. Желаем скорейшего выздоровления. Надеюсь, еще увидимся.
Учитель также поднял руку в знак прощания, а потом развернул свиток.
- Что там, Какаши-сенсей? - спросил джинчурики, чуть ли не уткнувшись в письмо носом.
- Собранная со всех постов информация гласит, что разыскиваемого нами корабля нет ни на одном из островов Мизу но Куни, ни вблизи них. Но, похожее судно было замечено уходящим в сторону страны Неба. В знак благодарности, госпожа Мизукаге выделила нам корабль и команду, которая отправится с нами на поиски. - ответил Копирующий, серьезно взглянув на своего ученика, потом повернулся к кирийцу, который отдал послание:
- Передайте огромное спасибо госпоже Мей и нижайший поклон от нас.
Взор же Наруто снова был устремлен в ту сторону, где далеко, за грудами руин, на площади, должно было лежать тело убитого Сэтору. Он не видел, как тот погиб, но то, что его уже нет, было вполне вероятным.
- Эй,- одернул его Хатаке, - пора на борт, Наруто. У нас будет время еще поговорить обо всем.
- Угу, - парень последовал за ним к поджидавшему их судну, как раз тому, на котором они так удачно укрылись сегодня.
- И никому ни слова о том, что ты здесь увидел. Даже Пятой. Ты меня понял? - тон учителя был так строг, что блондин от неожиданности чуть не подавился своей слюной.
- Да, Какаши-сенсей!
- Тогда вперед.

Через несколько минут корабль отчалил на восток, постепенно скрывшись в дымке тумана. Некоторое время Наруто наблюдал, как искалеченный порт, оставшийся позади, тает, по мере удаления корабля. На душе было паршиво. Увиденное сегодня не давало покоя, угнетало, рождало множество вопросов, на которые быть может и не было ответа ни у кого. Сердце ныло от сбившегося кома противоречивых эмоций. Здесь было всё: горечь, сострадание, непонимание, ужас от увиденной жестокости,  боль от осознания того, сколько сегодня погибло простых граждан и защитников Киригакуре. На глаза Узумаки навернулись слезы.
"Я не хочу, чтобы подобное случилось в Конохе".

Эпизод завершен.

+2


Вы здесь » Наруто: печать времени » Завершенные эпизоды » Коноха-Кири: "Пропавший корабль"