1
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/31094.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/48732.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/82629.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/78304.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/80393.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/49771.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/69370.css
http://forumfiles.ru/files/0018/26/1d/44470.css
http://forumfiles.ru/styles/0017/ef/32/style.1577555484.css
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Наруто: печать времени

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наруто: печать времени » Военные деревни » Конохагакуре: "Ничто не истинно"


Конохагакуре: "Ничто не истинно"

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Ничто не истинно
картинка

Место, время, условия:  Архив Конохагакуре -> Леса Страны Огня. Двадцать седьмое марта, 9:29 - ???. Ясная и солнечная погода
Участники:  Кисараги Сецуна, Исида Гинкен
Статус эпизода: Закрытый
Ранг эпизода для участников (ники), если он сюжетный Кисараги Сецуна, Исида Гинкен - В

То было заданием Хокаге. Цунаде поручила Гину выследить нукенина из ветви Карасу. Куинши был только этому рад, и почти сразу прошел в архив, где и встретил свою напарницу, которая по своему любопытству подслушала разговор младшего Исиды и заведующего архивом...
Кто же знает, чем все кончится?

0

2

Близился к концу первый месяц весны. Жители радовались окончанию зимы и теперь с нетерпением ожидали жаркого лета. В воздухе витала свежесть пробуждающихся от зимней спячки растений. Вместе с оживающей природой становились и более энергичными люди. Даже утренний подъем для многих был легче. Правда, не для всех.
Для Сецуны раннее пробуждение, да еще и по будильнику, было сродни пытке. Хронический недосып куноичи сказывался на внешнем виде: болезненная бледность кожи, темные круги под глазами. Она могла не спать сутками, но затем непременно проваливалась в сон на несколько дней. Впрочем, даже без такого "экстремального" проведения времени девушка предпочитала бодрствовать ночью. К счастью, даже при такой ежедневной "пытке" на подработке в архиве она сохраняла бодрость духа и не впадала в агрессию, что была свойственна многим из-за недосыпа.
Этим утром, отчаянно борясь с зевотой, Кисараги разбирала новую стопку бумаг. Внушительные размеры требовалось рассортировать по папкам, датам, отделам. Ненавязчивая музыка в наушниках бодренько отбивала ритм, под который было легко подстроиться в работе. Не то чтобы Сецуне сильно нравилась работа в архиве, но она позволяла ей совать нос в дела разной давности, подчеркивая неизменно что-то новое для себя. За это Сецу ценила свое место в этом отделе, хоть и числилась "на побегушках".
Дверь в кабинет полуподвального помещения, где и работала девушка, всегда была приоткрыта в коридор. Это позволяло Сецу избегать неожиданных визитов, которые она так не любила. Каковым же было ее удивление, когда этим утром в коридоре промелькнул силуэт незнакомого человека. В архив редко кто наведывается - не библиотека же. И, как правило, сюда приходят за сведениями, которые могли бы пригодиться в поисках или расследованиях чего-либо, что всегда вызывало у Сецу неизменный интерес. Словом, не поверив своим глазам, девушка отложила наушники и выглянула в коридор. Уверенной походкой прямиком к начальнику отдела, главному архивариусу, направлялся паренек. "Хооо... Кого это потянуло в такую рань, да еще и в такую дыру?" Куноичи хитро прищурилась, внутренне предвкушая нечто интересное. По правде сказать, ей уже до смерти надоело сортировать сведения о торговцах и памятниках, которые подкинул шеф последний раз. Понимая, что впереди очередной нудный день, Кисараги решила, что плохого ничего не будет в том, что она подслушает разговор начальства с нежданным гостей, а заодно занесет уже отсортированный материал. Так тихим размеренным шагом она добралась до кабинета в конце коридора и принялась слушать.
- Нет, молодой человек, таких сведений мы не даем, - категорично заявил голос пожилого мужчины. - Об этом человеке из ветви Карасу ищите сведения в личных архивах. Это дела вашего клана и нас, нашей работы, они уж тем более никак не касаются.
Зная своего шефа, Кисараги понимала, что сейчас пожилой мужчина будет читать нотации и изображать из себя лектора еще порядка получаса. Потому с усталым вздохом без разрешения вошла в кабинет.
- Кисараги? Очень кстати. Покажи нашему гостю выход, - не самым любезным тоном продолжил он.
- Вообще-то... - не представляясь и не здороваясь, с равнодушным видом куноичи прошла к столу начальника и положила стопку документов перед ним, - История кланов является общедоступной информацией и наш гость, как вы выразились, Митаки-сан, в праве подать жалобу напрямую Хокаге в том, что ему отказывают в доступе, да еще и грубят.
Мужчина стиснул зубы, а затем и кулаки, силясь прожечь взглядом наглую девчонку, да только та отчего-то не поддавалась. В конце концов ему пришлось сдаться. Жестом он велел обоим покинуть кабинет. Сецуна коротко поклонилась, пряча руки в карманы толстовки и покинула помещение первой. Привычные капюшон и воротник скрывали большую часть лица, оставляя миру лишь внимательные аметистовые глаза, и оттого начальник так и не заметил победной улыбки куноичи, что скрывалась под тканью высокого ворота. Как и всегда, она не афишировала своей настоящей профессии и призвания, отказываясь или скрывая знаки отличия шиноби, предпочитая носить "гражданскую" одежду, при которой ее не всегда и за девушку принимали.
Сецуна дождалась, когда "гость" окажется в коридоре тоже, затем носком ботинка закрыла дверь. Кивком Кисараги предложила следовать за ней прямо в глубь лабиринтов архива.
- Не обращайте внимания на старого ворчуна, - негромко произнесла она, выполняя роль проводника. - Он неплохой, но с возрастом характер стал совсем скверным. Так что вы ищите? - встав у развилки коридоров, Сецуна смерила взглядом гостя.

+4

3

Утро. Ясное, и ничем не омраченное. Хокаге вызвала юного Исиду к себе в кабинет, чтобы дать ему задание. Гин не ожидал чего-то особенного, наверное опять какое-то брожение по кругу да делание самых обычных вещей, которые никому не интересны, но за них дают денюжку хорошую.
Но насколько все казалось просто, настолько оказалось неожиданно. Ему сказали истребить нукенина, да не какого-то, а из ветви Карасу. Исида застыл перед лицом Годайме, с открытым ртом и огромными глазами. Обычно такое ему выдает лишь отец, чтобы проверить, не растерял ли Гинкен хватки.
После этого, Куинши отправился во внутриклановый архив. Представители Танса ничего особенно ему не сказали, ибо всю информацию выдали архиву деревни. И в итоге Исида вынужден искать всю информацию внутри этих подобий библиотек, но только раз в тысячу более секретных.
Но как встретили юношу, который идет по, извините, приказу Хокаге?! Обращаются с ним как с малолеткой какой-то, который залез не в свое дело.
- Я тут ищу не просто сведения о истории клана. Мне внутри моего клана и так о этом много рассказали. Мне нужен более высокий уровень доступа. Информация о нукенинах и разведданые по ним. - Куинши достал откуда-то из-за пазухи бумажку, которая позволяла получить доступ к засекреченной информации.
И только потом он заметил, что в разговор вступила третья сторона - девушка, которая на полголовы была ниже его. Исида перестал проявлять эмоции, и в итоге молча развернулся, и вышел из кабинета. Он даже не понял, получил ли он доступ к информации о данной личности, или же нет. Юноша просто встал посреди помещения архива, и достал книжку, повествующую о свойствах и прочих приятностях чакры.
И после этого он отреагировал на второй жест девушки, пройдя за ней. Изначально он предпочел слушать, а не болтать. Но в итоге рот его раскрылся:
- Исида Гинкен, представитель клана Исида, ветвь Куинши. - представился он, ибо так принято представляться! Говоришь собеседнику свой клан и ветвь, к которой относишься. А коли являешься кем-то в иерархии, то и свой титул называешь. - Приветствую. Не бойтесь, мне не в первой с такими иметь дело. Жизнь много с кем сводит, и с многими из них мы... не должны, а вынуждены ладить. - У Исиды по-странному развязался язык. Обычно же ничего не говорит, да и эмоций не выказывает! Хотя последнего он не делал, а просто искренне посмотрел в глаза собеседнице, имени которой не знал.
А после этого он удосужился ответить, что же он, глупенький, ищет!
- Информация по одному нукенину, на которой стоит высшая печать доступа. Имя - Исида Каматсуки. - Гин снял свои очки, и  протер их небольшим платком, взявшимся из его кармана.
День сейчас не был особо омрачен, но все же охота на Карасу несколько напрягала...

+2

4

Дело звучало интересно. Даже если не пускаться во всякие преследования и тонкости-детали, чем именно нукенин провинился перед деревней, узнавать историю таких было любопытно. "Не говоря уж о том, чтобы попытаться понять их мотивы и причины вредить селению." Сецуна любила копаться в чужих головах, перелопачивая память, пробуя на зуб сознание. Возможно, еще каких-то пара-тройка лет, и она в самом деле переквалифицируется, переведясь в отдел допросов. Но пока она влачила жалкое существование здесь, в пыльном архиве, время от времени получая крупицы новой информации в промежутках между заданиями.
Сегодняшний визитер стал настоящим подарком судьбы в борьбе против скуки.
- Кисараги Сецуна, - следуя пресловутым правилам этикета, в ответ представилась и она, - Команда двадцать семь.
В отличие от представителя древнего клана ей было не похвастаться своим происхождением. Да и клан Кисараги был совсем незаметным, мелким. Его члены мечтали о величии, сравнимом с Хьюга, но их достижения были такими же крохотными, а сами представители... обычными. Именно поэтому в свое время глава Кисараги задумал принять в семью сирот, что можно было бы назвать талантливыми. Кров и еда взамен на будущие достижения, которые можно приписать клану - неплохая сделка. Даже сегодня Сецу продолжала считать, что ей крупно повезло.
- Рада знакомству. Большая честь - приветствовать представителя клана Исида среди наших пыльных полок, - хоть голос ее звучал серьезно, в словах проскальзывала насмешка. Ее фраза слышалась почти как афоризм "такой бриллиант в таком навозе", но она вежливо не произнесла такого вслух. Если прежде Сецуна надеялась просто чуть разнообразить очередной скучный день какой-то новой темой для размышлений, то, услышав о высоком уровне доступа, нукенинах и развездданных тут же оживилась, всерьез заинтересовавшись гостей.
Высокий, темноволосый, белая одежда, строгие черты лица, очки, придающие лицу более интеллигентный вид. Пока они шли по коридору, Сецу украдкой осматривала молодого человека с долей любопытства. "Интересно. Он просто собирает информацию для миссии или сам намерен выполнить устранение нукенина?" По внешнему виду гостя нельзя было с уверенностью сказать, что тот шиноби. Но ведь и с Сецуной было тоже самое. При первом взгляде на эту парочку сразу становилось ясным, что они из разных социальных слоев. "Как бы правильней выразиться? Почти что холеный господин и слабоумная бродяжка", - усмехнулась девушка собственным мыслям. Слова - благородный и благочестивый - лучше всего подходили к описанию этого человека.
- Исида Каматсуки... - задумчиво повторила за гостем куноичи, точно пробуя имя на вкус. Взгляд ее упал на коридор по левую руку. Она была не слишком в курсе клановых историй, в отличие от брата, у которого был природный дар собирать и хранить в своей памяти множество информации. Но что-то звучало знакомым. - Ветвь Карасу, да? - пробормотала она вслух, как будто позабыв о представителе клана Исида. Пожав плечами, она шагнула в выбранном направлении. Длинный коридор сменился лестницей, уходящей вглубь. Они опустились на три этажа вниз, прежде чем Сецуна остановилась напротив двери большого хранилища. В ее руке блеснул замысловатый ключ, которым она отворила замок после введения кода. "А старикан до сих пор не в курсе, что я давно сделала дубликат", - насмешливая мысль сопроводила отворяющиеся створки. И новый коридор. Свет здесь зажигался по мере того, как молодые люди продвигались к нужному отделу. За дверью обнаружились высокие стеллажи со свитками и папками. Но Сецу не спешила сразу в них копаться, обратившись к старенькому терминалу. Новый код доступа, и вот уже по поисковику можно найти нужную информацию.
- Вы пришли вовремя, поскольку в другое время пришлось бы еще с кучей народа объясняться, - прокомментировала куноичи свои поиски и тот факт, что они прошли довольно легко весь путь. Номер стеллажа и полка указаны. Осталось - достать.
- Можете подождать здесь, я принесу, - сказала она, растворяясь в помещении. "Не пачкать же белоснежные одежды  выходца из благородной семьи вековой пылью", - ядовитая насмешка сопроводила поиски.
Через некоторое время Кисараги вернулась, в руках ее была небольших размеров запечатанная папка и свиток. При помощи нескольких печатей прямо при госте она сняла защиту и жестом предложила ознакомиться с данными.
- Выносить данные нельзя, это вы, наверняка, знаете, - объяснила она. О том, что гость давно прошел многие меры предосторожности, что были установлены в хранилище, Сецу намерено умолчала.

+5

5

Кисараги Сецуна. Интересно имечко звучит, имеет некую твердость, но при этом скорость. Исида пробормотал имя с закрытым ртом. Язык пару раз лизнул обратную часть белоснежных зубов.
После этого пошел скучный путь в глубины архива. Он, пока шел, заметил больше сотни пометок "Абсолютно секретно" и им подобных. На многих полках стояла такая пыль, что ее даже при небольшом освещении помещений, из-за полуоткрытой двери, ее было видно!
А затем собеседница задала еще один вопрос, уточняющий принадлежность к ветви.
- Да, так и есть. - абсолютно безэмоцианально произнес Исида, очередной раз поправляя свои квадратные очки. Но все же в душе собиралась желч, которая вызвана была просто упоминанием этой ветви. Но Гин довольно быстро ее ликвидировал своим мертвенным спокойствием и мышлением о более насущных вещах, вроде стратегии и других подобных вещей.
"Он скорее всего владеет луком чакры, и довольно неплохо. У меня есть задание - принести его или живым, или мертвым. Но зная представителей Карасу, они просто так живьем не даются." - в голове у парня крутились сложнейшие схемы атаки и применения техник, варианты обхода и сотни вариантов местностей для боя.
А тем временем они дошли до нужной комнаты. Исида пристроился где-то у стены, уже немного оставив размышления о том, что можно будет сделать при встрече с врагом.
Он вновь погрузился в свою книжку, захватывая глазами каждое слово, и вынося из него максимум смысла. Правда это чтиво уже начало приедаться, он-то его далеко не первый раз читал.
Закрыв книжку, Исида еще раз взглянул в лицо Сецуны. А затем он благодарственно кивнул.
- От всей души, спасибо. - И Гин принялся читать, узнавая, что субъект был замечен в лесах Страны Огня, даже координаты дали, где были обнаружены его последние следы. Парню далеко не хотелось разузнавать подробности, как Архив его получил. После того, как несколько тысяч символов были уловлены его глазами, были отфильтрованы в его мозгу, а затем вынесены в отдельные папки, и поставлены в условные "шкафчики" его мозга, он таки принялся думать о том, кто же ему может пригодиться.
И он это, как назло, сболтнул:
- Кто же может подойти для выполнения миссии... Один я, конечно, могу справиться. Но мне нужен стопроцентный результат - тихо бормотал он себе под нос.
После этого он, очередной раз(!), поправляет свои очки, и глядит на собеседницу:
- Благодарю Вас. - Исида начал удаляться из подземелий Архива, и через пару минут вышел на свежий воздух, который приятно наполнил легкие, после того, как они были отравлены тоннами пыли из помещения.
Благодатное освобождение!

+2

6

По правде сказать, Кисараги настолько привыкла к обществу "помойных крыс" селения, что гость в белоснежных одеждах и с безупречными аристократическими манерами казался ей ослепительно ярким. Настолько, что хотелось поскорей укрыться в уютной, привычной полутени, что скрывала любые изъяны и не позволяла узреть истину. Сецуна учтиво отвесила легкий поклон и вернулась к стеллажам, позволив гостю архива самостоятельно изучить необходимый материал.

Любопытство не отпускало девушку. Вот только пресловутая гордость и неплохое знание высокого этикета мешали просто встать рядом с Исидой и почитать секретную документацию. От того становилось так досадно, что девушка срочно начала думать, чем себя занять. "Это почти также невыносимо, как если бы у тебя чесалась пятка прямо во время тяжелого похода!". Заглушить зудящие мысли могло лишь одно проверенное средство - музыка. Кисараги нашарила привычные упругие ниточки в кармане, а после расслабленно выдохнула. Вновь наушники помогли отсечь реальность и спрятаться в своем мирке. Ненавязчивая мелодия легко полилась, усмиряя бушующий порыв души.
Названия свитков и папок сплошь пестрили печатями и пометками "секретно". Читать все подряд - скучно. Особенно когда под носом свеженькая история. Не то, чтобы Сецуна спешила отправиться на миссию. Совсем нет. В этом отношении ее можно было назвать даже ленивой, поскольку она предпочитала не высовываться за пределы селения, оправдывая все своими узкоспециализированными способностями. Впрочем, отчасти это было справедливо, а потому ей, как "незаметной" шиноби в свете ярких личностей, что вечно выделялись на общем фоне, многое прощали. "Негоже представителям "фона" вылезать на передовую", - пробегаясь взглядом по содержимому очередной полки, думала она. Если бы она подобные мысли имела неосторожность произносить вслух, ее могли бы обвинить в трусости или зависти, будто куноичи смирилась со своей участью "слабачки" и теперь только и может, что отсиживаться за стенами селения. Обыденно. Типично. Характерно. - вторило сознание таким глупостям. Конечно, Сецуна не пыталась надрываться на тренировках, силясь объять необъятное в бесполезных попытках увеличить объем чакры или выучить новый разрушительный прием. Она по факту приняла себя частью "фона" и стала совершенствоваться среди "обычных", непримечательных шиноби. Осознание своей слабости позволило ей изменить, подстроить свои навыки таким образом, что со временем с ней и ее командой приходилось считаться. Да, эти ребята, именующие себя в шутку "ночными бродягами", не устраивают погромы и не могут помериться силушкой по части разрушений. Но это совсем и не требуется грамотному разведчику. Пробраться незамеченным, добыть сведения и по-тихому уйти - основная специфика работы "теней". И было бы глупо это пытаться изменить. Зачем?..
- Ты помнишь о прекрасной бабочке, что вечно ждет твоего письма? Ведь даже если ты пойдешь против течения, людская воля похоронит тебя. - Погружаясь в свои рассуждения все больше, Сецу и не заметила, как стала негромко подпевать исполнительнице песни, что так удачно скрашивала минуты ожидания. - Мелодия, что я напеваю - тихий звук твоего отчаяния, вторящий бесконечному дождю. И ты еще придешь, я это знаю.
В конце нижней полки третьего от стены стеллажа оказался сущий бардак. По всей видимости, здесь когда-то спешно искали срочную информацию. Сейчас, по слою пыли уж и не поймешь, удалось отыскать необходимое или нет, зато можно было смело судить о том, что назад никто не возвращался навести порядок. - В безумии и уверенности, в каждом воспоминании, где я могу остаться? В этом хаосе желаний ты даровал мне жизнь и это воспоминание... как долго мы сможем хранить его?
Без зазрения совести девушка уселась прямо на пол, выгребла все свитки и папки с полки и стала их рассортировывать, продолжая напевать, поскольку особо не вчитывалась в документы.
- Те чувства, которые не хотят становиться словами, независимо от того, как далеко люди протягивают свои руки, недостижимы. Я люблю эти скрытые мысли о каждом и всех. Ведь даже не воплотившись, они не изменятся…
Она сама не замечала, как негромкое подпевание, без особых стараний схожее с мурлыканьем, легким эхом отдавалось в почти пустом зале. Выдающихся вокальных данных Сецу тоже не имела, но у нее был неплохо развит слух, да и петь она умела, так что противно не было. Разве что могло чуточку отвлекать, если особо вслушиваться. Но отчего-то она не задумывалась, что гость может ее слышать или что она может ему помешать. - В этом безумии, в уверенности, в каждом воспоминании, где мы сможем остаться?..
Среди общего вороха бумаг тут оказались и сводки по кланам. Разумеется, в них указывались малые крохи информации и о клане гостя - Исида. Поддавшись неуемному любопытству, Сецу даже замолкла, углубившись в чтение.

Мелодия напева вместе с полным текстом

Sakasama No Chou - Hell Girl - Jigoku Shoujo

Оригинал текста (яп.)

Itsuka hikari ni mukau sakasama no chou
Kimi to kami o kiru kagami no naka
Jugyouchuu no rouka hibiku ashioto
Taezu ame no oto ga tsuite kuru yo

Kanjiru mama no katachi wa mabushii
Amai hana ni naru doku no mi ni mo naru
Kyou mo ame ano hito ima mo
Sora to sora de tsunagitai no

In this Craziness, Uncertainty
Hitori hitori no omoi o bokura wa dokoka ni nokoseru darou ka
In this Craziness, You gave me life
Hitotsu no omoi o bokura wa doko made mamoreru darou ka

Kimi wa oboete iru no sakasama no chou
Meeru no yaritori wa toritome mo nai
Nagasarete ite mo oyogereba ii
Taezu hito no koe wa nami no you ni

Shinjiru mama ni tsutaeru merodi
Yasashii rizumu nakidashisou ni naru
Itsumo ame ima ga mirai e to
Tsuzuku sou omoitai yo

In this Craziness, Uncertainty
Hitori hitori no katachi o bokura wa dokoka ni nokoseru darou ka
In this Craziness, You gave me life
Sorezore no katachi o bokura wa doko made mamoreru darou ka

Kotoba ni naritagaranai kimochi ga arimasu

Hito ga ikura te o nobashite mo hito no naka ni todokanai basho ga aru
Koe ni naranai hitori hitori no omoi ga suki dakara
Nanika ni naranakute mo itsu no hi de mo kawarazu

In this Craziness, Uncertainty
Hitori hitori no omoi o bokura wa dokoka ni nokoseru darou ka
In this Craziness, You gave me life
Hitotsu no omoi o bokura wa doko made mamoreru darou ka
In this Craziness, Uncertainty
Hitori hitori no katachi o bokura wa dokoka ni nokoseru darou ka
In this Craziness, You gave me life
Sorezore no katachi o bokura wa doko made mamoreru darou ka

In this Craziness, Uncertainty
Hitori hitori no akogare
In this Craziness, You gave me life
Hitotsu no kagayaki
In this Craziness, Uncertainty
Hitori hitori no tokimeki
In this Craziness, You gave me life
Hitotsu no kandou
In this Craziness, Uncertainty
Hitori hitori no manazashi
In this Craziness, You gave me life
Hitotsu no guuzen
In this Craziness, Uncertainty
Hitori hitori no nukumori
In this Craziness, You gave me life
Hitotsu no yakusoku

Перевод

Однажды прекрасная бабочка - полетит на свет
Мимо твоего отражения, отстригающего волосы.
С эхом шагов школьных коридоров,
И звуками бесконечного дождя, отбивающими ритм...

Я чувствую нечто прекрасное,
Расцветающее чудесным цветком,
Несущее в себе ядовитый плод.
Даже в этот дождливый день, я бы хотела соединить его с тем днем, небо к небу.

В безумии и уверенности,
В каждом воспоминании, где я могу остаться?
В этом хаосе желаний ты даровал мне жизнь
И это воспоминание... как долго мы сможем хранить его?

Ты помнишь о прекрасной бабочке,
Что вечно ждет твоего письма…
Ведь даже если ты пойдешь против течения,
Людская воля похоронит тебя

Мелодия, что я напеваю -
Тихий звук, твоего отчаяния…
Вторящий бесконечному дождю; И ты еще придешь
Я это знаю -

В безумии и уверенности,
В каждом воспоминании, где я могу остаться?
В этом хаосе желаний ты даровал мне жизнь
И это воспоминание... как долго мы сможем хранить его?

Те чувства, которые не хотят становиться словами,
Независимо от того, как далеко люди протягиваются свои руки, недостижимы
Я люблю эти скрытые мысли о каждом и всех
Ведь даже не воплотившись, они не изменятся…

В этом безумии, в уверенности,
В каждом воспоминании, где мы сможем остаться?
В этом безумии ты даровал мне жизнь.
В этом безумии, в уверенности,
В каждом воспоминании, где мы сможем остаться?
В этом безумии ты даровал мне жизнь...

"А они забавные!" - пробегаясь глазами по узким строчкам, отметила мысленно Кисараги. "Уникальные боевые техники, при которых используется лук чакры - редкостная штука. Своими глазами никогда не видела." Быть может, на месте Сецуны кто другой захотел бы пораспрашивать о способностях представителя такого интересного клана, но увы, Сецу была весьма замкнутой. Да и как подступишься к такой яркой звезде? В пору вспоминать классиков, когда тянешься к солнцу и больно обжигаешься. Отчего-то сама собой вышла ухмылка. "Утрирую, конечно. Один Хикару чего стоит. Но... как бы получше выразиться. Его внутренняя сила - как источник света. И потому я, будучи тенью, могу прятаться позади. А тут совсем другое. Благородные и знатные семьи, даже будучи шиноби, поневоле создают черту, которую не стоит переступать. Чтож, это и к лучшему. Не все осознают границы чужой свободы."
В какой-то момент размышлений Сецуне показалось, будто она что-то услышала. Выключив музыку и убрав обратно наушники в карман, она сложила в стопку бумаги, что успела рассортировать, и вышла обратно к гостю. Похоже, именно звук закрывающейся папки на его столе она и услышала. Вовремя. Бормотание гостя выглядит так, будто и не свойственно ему. Он осекается, а затем уходит, поблагодарив напоследок.
- Да, да. Всегда пожалуйста. - равнодушно отвечает Кисараги, попутно убирая в секции предоставленные сведения. Отчего-то она не сомневалась в том, что гость не способен что-то утащить из хранилища. Такие мелкие грязные замашки слишком уж не сочетаются с белыми одеждами. "Интересно, как он выглядит без очков? Кажется, это привычный атрибут. Ну... Как у меня, например, накинутый на голову капюшон. Это даже забавно. Если я предпочитаю таким образом не выделяться, то что это дает ему?"
Последний раз все проверив за собой, Сецуна вернулась на первый этаж, чтобы распихать по кабинетам найденные новые бумаги. Снова становилось скучно, так что девушка начинала даже зевать. На втором кабинете куноичи чуть не столкнулась с суетящимся заместителем главного архивариуса. Она вопросительно уставилась на него, прижимая бумаги к себе.
- О, Кисараги! Я тебя везде ищу.
- Сэмпай? - немногословная девушка желала узнать причину такой суеты.
- Минут десять назад заходил курьер. Он оставил для тебя это, - молодой человек протянул небольшой свиток. Что примечательно, с печатью Пятой Хокаге. "Я вроде бы ничего не делала..." - точно напроказничавший ребенок, Сецу недоверчиво приняла свиток, при этом отдав заместителю свои бумаги. Он внимательно следил за ее движениями, очевидно, сгорая от любопытства сам. Испытывать терпение этим утром у Сецу настроения не было, потому она сложила пальцы в несложную ручную печать и развернула свиток. Любопытный сэмпай тут же потянулся к тексту, но Сецу не стала ему мешать.
- Ну вот, день перестает быть томным, - уголки губ дрогнули, изобразив на безразличном лице легкую улыбку. Впрочем, это редкое зрелище обычно сокрыто под высоким воротником толстовки, достающим едва ли не до середины переносицы, так что заместителю не повезло. - Сэмпай, полагаю, вам придется некоторое время наводить порядок без меня.
Грустный вздох был ответом. О пыли и бардаке в бумагах было известно всякому, кто работает в архиве. От свитка Сецу не спешила избавляться, рассудив, что тот еще может пригодиться. "Интересно, далеко он ушел?" Кисараги поторопилась покинуть обитель беспорядочных данных. После спертого воздуха длинных коридоров дышалось невероятно легко и даже сам воздух казался сладковатым. Недавний гость тоже предпочел насладиться чистотой легкого ветерка. Его утонченный силуэт представителя благородной семьи заметно выделялся среди редких прохожих, даже если бы он был в обычной одежде. "Повезло, что и времени прошло немного - удачно Цунаде-сама курьера отправила".
- При наборе команды можно положиться на рекомендации Хокаге-сама, - без определенного обращения окликнула Сецу наследника клана Исида. Она размеренным шагом, не особо напрягаясь, приближалась к шиноби. Вместо каких-либо дополнительных объяснений девушка продемонстрировала тонкий свиток с печатью Хокаге. Не нужно быть особо одаренным, чтобы сложить одно с другим и понять: на данную миссию Пятая предложила кандидатуру сотрудницы архива. Звучит, на первый взгляд, странно. Тем не менее, выбор оставался за Исида. Все-таки рекомендация не является прямым приказом, да и Сецуна ни на чем не настаивала, казалось, всего лишь подчиняясь воле Хокаге.

Отредактировано Кисараги Сецуна (02.02.19 00:58)

+5

7

Спокойствие разливалось по телу вместе с кровью. Практически все эмоции выветрились, стоило Исиде выйти на свет. Он шагал белым вороном в черном однотонном потоке, который был, на удивление, составлен из, вроде, живых людей!
Но затем Гин вспомнил, что живет в этом черном потоке. Сам является его частью, и даже не замечает этого. Он просто выглядит экстравагантно, но его личность не выделиться среди этого потока. У него нету пьедестала, на который можно встать, и закричать "Я не такой как все!". Из толпы выбиваются или звезды, или психи. Исида не относится ни к одной из групп. Он не глава клана, не выдающийся джонин. Он просто чуунин с талантом, который способен и на большее.
Вывела его из транса та девушка из архива. Она сказала пару-другую слов, которые были отчетливо слышны, но еле выделялись из белого шума толпы. Исида довольно быстро пришел к осознанию слов, а затем таки решил ответить:
- Думаю, в чем-то ты права. Думаю, не просто так тебя выбрали ко мне в напарники - Гину хватило беглого взгляда, чтобы узнать свиток с заданием. Чуунин спокойно глядел на свою напарницу. Теперь он осозновал, что она не просто бесплотный дух, что ежедневно и еженощно сторожит архив, а вполне живая личность. Мало кто в жизни мог создать внутри Гина эмоции, которые бы вырвались наружу. Сецу же смогла из него выдавить небольшое подрагивание уголков рта, которые хотели просто, глупо и мило улыбнуться. Но нельзя, ибо тогда его образ аристократа будет нарушен. Представитель высокой крови никогда не улыбается без особой на то причины.
- Выступаем сейчас. - Исида уже был готов к любой битве. Даже лук при себе, правда в свитке. Сумка шиноби всегда у него где-то под боком, ибо ниндзя всегда должен быть готовым к битве, даже если его застанут с расстегнутой ширинкой.
Исида перепроверил все. Он даже ненадолго распечатал лук, чтобы проверить его.
Длинная конструкция, в человеческий рост, была как всегда, в великолепном состоянии. Исида натянул тетиву, которая не имела особого смысла. Плечики чуть прогнулись, значит тетива работает как надо.
После этого осмотра, Гин поместил свое орудие вновь в свиток.
- Тебе ничего не надо взять с собой? - Гин впервые немного заботливо глянул. Правда всю заботу выражала маленькая нотка в его голосе, а еще маленькая искорка в глазах. Последнее гасилось очками, которые делали работу по вычислению эмоций из глаз довольно сложным делом.
Гин снял очки. У него начало щипеть в глазах. Юноша протер свои веки, а затем кратковременно зажмурил глаза. Даже последнее выглядит как что-то, имеющее место быть. Это действие не выделялось, ибо ничто, кроме глаз у него не двигалось.
Исида бросил свой взгляд на Сецу.
- Ты же готова к миссии? - сказал он, повернув голову, явив взору только половину лица. Этот штрих создавал некоторый вид, который принадлежит только аристократам и людям голубых кровей, да ну и просто интеллектуалам.

+2

8

Согласие стало добрым знаком. По крайней мере, аристократ не стал горделиво отказываться от помощи, тем более, когда ее рекомендовала столь высокопоставленная особа, как Хокаге-сама. Впрочем, Исида Гинкен при этом оставался капитаном наспех собранной команды, а потому ему предстояло решать, как быть и что делать.
- Выступаем сейчас, - без лишних вступлений он воспользовался своим правом отдавать приказы. Сецуна коротко кивнула, убирая свиток в карман объемной толстовки. Только вместо того, чтобы прямо сейчас куда-либо отправиться, парень стал проверять снаряжение. В принципе, идея не такая уж плохая. Воспользовавшись призывным свитком, он явил миру свой инструмент для устранения ненужных жизней. Кисараги без зазрения совести вовсю разглядывала необычное оружие, которое редко увидишь в арсенале шиноби. "Технически его даже можно не относить к классу шиноби", - рассуждала она, глядя за умелой работой сбора лука. "Если вспоминать историю, то лучники были во все времена наравне с самураями. Разве что развитие техник изрядно сократило число таких бойцов, поскольку последние на порядок быстрей и удобней в использовании. Тем не менее, если судить по записям о клане Исида, они смогли адаптировать технику использования чакры под длинный лук. То есть, пошли в ногу со временем и даже сумели сберечь традиции. Это мило". Даже по первому взгляду становилось ясно, что неподготовленный боец не сможет воспользоваться столь специфичным оружием. Да к тому же, если судить по его размерам, он создавалось специально под бойца, учитывая параметры и характеристики его тела, такие как рост, ширина плеч, длина рук.
Все время, что Гин так увлеченно посветил проверке своего снаряжения, Кисараги лишь отстраненно наблюдала, следя за каждым движением нового капитана и делая определенные выводы.
- Тебе ничего не надо взять с собой? - кажется, Исиде впервые за эти минуты молчания пришла в голову мысль о том, что подчиненная, которую только что сорвали с места работы, может быть не готова к миссии на все сто процентов. Сецуна задумалась. Для того, чтобы дать точный ответ на этот вопрос, ей требовалось больше данных. Пока она размышляла над этим, удалось подсмотреть еще одну мелкую деталь: новоиспеченный капитан избавился ненадолго от своего привычного аксессуара - очков и провел короткую тренировку зрения. "М? Похоже, он их носит не для красоты", - первый вывод напросился сам собой. Как и предполагалось, острые черты лица, очерченные скулы, прямой нос, тонкая линия шуб - все это вписывалось в портрет обывателя Конохи. Но было что-то в этих чертах благородное, то, что трудно выразить словами. "Ухоженность, что ли..." - мысленно пыталась подобрать нужное слово куноичи. Как только Исида закончил упражнения, вернув очки на нос и привычным жестом поправив их, он перефразировал вопрос, заданный ранее, чем вынудил Сецу вернуться к иным рассуждениям.
- Это зависит от ряда аспектов, - с уверенностью ответила девушка. Накинутый на голову капюшон кидал глубокую тень на ее лицо, глаза прятались под неаккуратной челкой, ну а нижнюю часть собственного лица она прятала под высоким воротником. Впрочем, как и какие-либо знаки отличия в одежде, что хоть как-то могли выдать в ней шиноби. - Их уточнение поможет увеличить процент успеха выполнения миссии. Первое - определение полного состава команды. - Сецуна вытащила руку из кармана и загнула один палец. - Второе - способности и возможности каждого из членов команды. Первый и второй пункты связаны меж собой. Третье - возможности цели, подразумевая боевую мощь. Четвертое - общая информация о цели. Ее приблизительное местоположение, краткая биография, возможные слабые стороны личности. Пятое - поставленная задача: требуется устранить цель или захватить ее. - по мере того, как она перечисляла пункты, пальцы на ладони сжимались в кулак. - Дополнительный аспект - нужно ли добывать у цели какую-либо информацию. Шестое - план действий, которому будем следовать. А именно: ловля на живца, заманивание в ловушку, грубая сила, использование дальних атак или же какие-либо комбинации. - закончив перечислять, она наглядно показала командиру раскрытую пятерню и указательный палец левой руки, что в сумме и составляло шесть задач. - Это навскидку, если не углубляться в детальную проработку. Одно цепляется за другое. Но... при желании можно рисковать и импровизировать. - она равнодушно пожала плечами, после чего убрала руки обратно в нагрудный карман толстовки.

Отредактировано Кисараги Сецуна (17.01.19 19:50)

+3

9

Исида понимал, ради чего все это говорит Сецу. Надо быть готовым к битве, и иметь максимальный шанс к победе.
- Команда у нас вполне подходит для боя. В наши не особо крупные силуэты сложно попасть, плюс я достаточно быстр. Силовик будет мешаться, ибо нужно будет его спасать, так как он не настолько силен, чтобы сдержать хотя бы "Небесный Обстрел" в самой слабой вариации. - Исида знает, насколько опасен любой член его клана. Против него сильный бесполезен. Нужна скорость физическая, и скорость мысли. Не можешь просчитать то, где окажется стрела врага через секунду - в топку тебя. А также твою душу.
- Таким образом я заткнул два пункта, и частично ответил на третий. Помни - он быстр. Ты должна будешь думать быстро, или находить укрытия. Противостоять Исиде - не так просто. Готовься к стабильному обстрелу. - Гин поправил очки, тем самым подчеркивая то, что он - не самый слабый противник, и его просто так не победишь.
- Все что тебе нужно знать - он член ветви Карасу. Ничего больше, без особого разрешения, поведать не могу. И не от Хокаге, а от моего отца. Находится он южнее Листа, в лесах. Его поиски могут затянуться. Информация двухдневной давности. - Исида чувствовал, как начинает развязываться язык. Давно он не видел напарников, которые думали о эффективности миссии. Другие чуунины просто бы рвались в бой, или полдня разрабатывали тактику. Здесь же они решают, что нужно именно сейчас.
- Лучше всего будет его схватить. Будем ловить на живца. В роли последнего выступаю я. - Гин понимал, насколько использование его будет эффективно - ни одна тварь из Карасу не откажется подстрелить члена Куинши, и затем хвастаться этим перед другими.
- Слушай. Для начала используем меня как приманку. После того, как он нападет, не вступай в бой без моей команды. Твоя задача - как-то его оглушить или обездвижить. Правда это будет сложно, учитывая, как обычно они прыгают по полю боя. - Гин вновь поправил очки, уже представляя сценарий боя.
Вот он, прыгает, запускает пару стрел, уходит на ветку, и стреляет еще раз. После этого следит за врагом, и подает Сецу сигнал.
Вот что будет дальше, сознание не могло предсказать.
- Кстати, насчет второго фактора. Чем ты отличаешься от всех? - Исида задал вопрос, чтобы не показаться высокомерным. Просто сейчас не надо вилять и по тысячелетию выуживать из нее ответ.
Исиду сейчас ничто не тревожило, вопреки его подсознанию, которое орало: "Ты же можешь легко умереть!".
А он игнорировал эти выкрики, считая их всего-лишь простым страхом, который есть всегда...

+2

10

"Команда из двух человек? Ну что ж, ему видней..." Сецуна сомневалась в решении назначенного капитана, но не стала спорить. Вообще в этом занятии она не видела особого смысла, кроме как траты своих нервов и времени. В самом деле, на большинство вопросов Исида-сан ответил, пусть и не исчерпывающе. "Трудно попасть. Да, крупная цель станет хорошей мишенью. И вместо того, чтобы заниматься нукенином, мы будем вынуждены постоянно защищать силовика. Так не пойдет, заведомо плохой план." Базируясь на моментально получаемых скудных сведениях Кисараги стремилась обрисовать для себя как можно ярче картину того, что им предстояло сделать по заданию. Слушая командира, взгляд ее был направлен в одну точку на противоположной стороне улицы, за спиной Гина. "Теперь, что мы знаем об этом господине в белом? Он говорит, что быстр. В принципе... если он действительно опытный лучник, то так и должно быть, иначе он не выживет. Что за "небесный обстрел" - я понятия не имею, но исходя из названия можно смело судить, что это масштабная атака стрелами, наполненными чакрой, под большой площади. От всех, полагаю, при желании не увернешься, значит, придется использовать импровизированные щиты или защитные техники."
- Противостоять Исиде - не так просто. Готовься к стабильному обстрелу. - меж тем продолжил парень.
"Значит, наша цель - его собственный аналог. А поскольку это дело чести клана, то потому сами же и стремятся избавиться от... ну, скажем, предателей. Условно говоря. Прочей информации нет, это плохо. Но он должен ее знать. Уф... И почему они всегда напрашиваются? Вечно приходится искать ответы самой." Кисараги прикрыла глаза, будто дневной свет ее изрядно утомлял.
- Информация двухдневной давности... Следовательно, он мог сместиться с того квадрата на расстояние, что можно покрыть в два дня. Впрочем, это совсем необязательно. - предположила вслух Сецуна. - Раз оказался так близко с селением, где числится преступником, значит, имеет какую-то определенную цель и план, как ее достичь. Вне зависимости от того, будет он работать, в одиночку или в группе сподвижников, нам будут готовить теплый прием из ловушек. Иными словами, он сам сыграл в поддавки, чтобы выманить...- девушка подняла голову и встретилась внимательным аметистовым взглядом с наследником клана Исиды.
- Впрочем, это всего лишь предположение. - Продолжать не стоило. Конечно, отправиться за одним из ветви Карасу мог бы совсем необязательно молодой шиноби, но и это могли враги тоже просчитать. "Если бы мы о них знали больше, то могли бы пойти на опережение. Но это было бы слишком просто. Значит, у Исиды-сана единственный вариант - отправляться прямиком в ловушку. И, согласно соображениям Хокаге-сама... Хм, странно, что посылают в напарники только меня одну." Тревожное чувство неприятно кольнуло и Сецу снова отвела взгляд, став равнодушной, как и прежде. "Если мы его хватаем при помощи моей техники, тогда я в любое время смогу узнать, чем же заслужил такую честь этот Карасу. Но выходит слишком много "если". Это меньше пятидесяти процентов успеха выполнения миссии. Как-то не слишком обнадеживает. Мало информации... Так раздражает."
Меж тем идея сделать из видного юноши живую приманку звучало и вовсе абсурдно. Безумно. И все же, Кисараги дослушала до конца, даже до ядовитого вопроса ее отличия от других. Но так сразу отвечать она не спешила.
- Исходя из предложенного плана нам потребуется два радиопередатчика. - задумчиво протянула она. В голове крутились гаденькие мысли с не менее гаденькой затеей демонстрации своих способностей этому умнику, чтобы впредь подбирал слова лучше.
- О, Кисараги! Ты еще не ушла? Как удачно! - позади окликнул знакомый голос. Не оборачиваясь, Сецу сразу определила, кому он принадлежит. "Сэмпай? Очень кстати..." Торопливый шаг заместителя архивариуса приближал нарушителя спокойствия к собеседникам.
- А от других я отличаюсь этим... - фраза, брошенная с насмешкой. Краткий миг столкновения взглядов, на память о котором остается лишь видением красных глаз хищника, чуть ли не пожирающих душу, а затем на смену ему приходит пустота, подобная забвению. Пойманный в ловушку, Исида Гинкен для окружающих вдруг потерял сознание и стал падать. К счастью, заместитель архивариуса вовремя его подхватил, чтобы белоснежные одежды не испачкались в дорожной пыли.
- Что случилось? Что это с ним? - непонимающе выстреливал вопросами молодой человек, переводя взгляд с Исиды на Кисараги.
- Ну что же вы, сэмпай, глупенький? - с укоризной произнесла Сецу, подхватывая вещи Исиды. - Не видите что ли? Господину дурно стало, сознание, вон, потерял. Помогите мне его обратно внутрь затащить. Его в чувство привести надо.
- Вы знакомы?
- Теперь - да, - снова позволила себе усмехнуться куноичи.

Без лишних расспросов "пострадавшего" разместили в каморке Кисараги, на маленькой, но вполне уютной софе у окна, вещи покоились рядом. Открестившись от лишней помощи и навязчивого общества зама архивариуса, Сецуна закрыла кабинет на ключ.
"Весь вопрос в том, говорит в нем высокомерие или уверенность, подкрепленная опытом битв. О себе он по-прежнему ничего толком не рассказал, считая это излишним. Иными словами, в большей степени мне стоит рассчитывать свои собственные силы, базируясь на его плане и постоянно рассуждая на тему "а что, если?" Как беспечно. Ладно... Не хочет рассказывать сам, я его заставлю. Если и после нового знакомства он не захочет нормально говорить, тогда придется мне узнать все самой." Кисараги была решительно настроена выполнить распоряжение Хокаге-сама и уж точно не намеревалась погибать из-за чьей-то недальновидности, как ей казалось. Выпив немного воды, она устроилась на стуле, поставленном рядом с Исидой. Усевшись, она облокотилась о спинку стула и положила ладонь на голову пареньку, так и задремав.

Вокруг были руины. Потрескавшиеся и разбитые колонны, ступени лестниц, стены, даже где-то уцелевшие балконы. Серый камень, овитый зеленым плющом. Это место напоминало какой-то разрушенный храм древней цивилизации. Ветерок доносил соленый запах моря, но не было слышно его шума или криков чаек, впрочем, как и пения каких-либо других птиц.
- Моя специализация - гендзюцу, - наблюдая уже с пару минут за Исидой, наконец, подала голос Кисараги. Расслабившись, она уселась на каменную лестницу и вытянула ноги. - Я нейтрализую противников путем захвата их сознания. Если они не корчатся от мучительных видений, то просто столбенеют или теряют сознание. Впрочем, все это - не ваш случай. Вы угодили не в иллюзию. Это - сон. Вы сейчас спите, а я нахожусь в вашей голове. - Кисараги не стала продолжать, на этом моменте можно было самому уже догадываться, что еще она может сделать, находясь в чужой голове. Если, конечно, все это не блеф.
- Время здесь течет по-другому. Поэтому у нас есть уникальная возможность поговорить.

Отредактировано Кисараги Сецуна (15.02.19 02:06)

+6

11

- Он ставит перед собой цель уничтожать каждого Исида, что будет проходить там. Это месть ветви за изгание и лишение чести. - Объяснил Гин, поправив очки. Если он так длительно не сходил с места, значит имел цель. А целью было вышеназванное медленное истребление Исида. Но вот жалость-то, теперь он не охотник, а жертва!
Предположение Сецу имело под собой основания. Она действительно умная, и полезная напарница. В глубине своей души, Исида приметил, что она вполне ему симпатична. Но все же эти мысли никак не отразились на его лице, ибо он устремил взгляд к небу. Зачем он это сделал? Ну, в любой непонятной ситуации надо смотреть на небо и искать у него ответы.
- Для успешности миссии нам потребуется еще информация. Тебе потребуется, точнее. - Гин положил руку на плечо своей напарницы, устремив взгляд к ее глазам. А точнее к капюшону, ибо неприлично будет разворачивать человека на сто восемьдесят без предупреждений и просьбы.
Забыв о зрительном контакте, Гин продолжил.
- Помни. Он самоуверен. Скорее всего он первым делом нападет на меня, и попытается сразу же убить. Такие, как он, теряют голову при виде Куинши. Если он наследник - то и вовсе забывают о логике и пытаются убить всеми способами. Если, они конечно, дураки и прочие сброд без логического и критического мышления. Шанс моей смерти варьируется от пятнадцати до восьмидесяти процентов, в зависимости от того, каким талантом обладает цель. По-другому его выманивать слишком долго. - Губы уже собирались двигаться и производить еще слова, но вскоре появился некто знакомый Сецу, а затем произошло нечто...
Буквально на секунду он встретился с напарницей взглядом. Но душу его пронзил ее взгляд. Алый, пылающий, словно у хищника, что собирается прикончить свою жертву. Сознание захлебывалось, Гин тонул. Белоснежный мир его подсознания, состоящий из белого света и кристально чистой воды, тоже пропадал. Он тонул, захлебывался непонятно чем.
Но вскоре он очнулся. Никакой боли, ничего. Не похоже на мир его подсознания. Был бы он там, то сидел бы в воде.
Вскоре перед ним появилась та, что и заключила его сюда. Или нет? Гин собрался с мыслями, и спокойствие, вместе с кровью, разлилось по всему телу.
- Неплохое гендзюцу. Твои возможности неплохо подойдут против подобного мне. Любой зрительный контакт - и цель уже неспособна действовать. - Вскоре его горделивое поведение вновь проявилось. Хотя он старался быть теперь более вежливым. Он понимает, что оба человека, что шли на эту охоту, ни разу не обычные шиноби.
- Хочешь поподробнее узнать обо мне, судя по всему? - Явно его представления Сецу было мало, поэтому все же следовало хоть как-то о себе рассказать.
- Так вот. Я - Куинши, или же Квинси. Моя сила в том, что я великолепно контролирую свою чакру, и способен ею манипулировать как угодно. Лук - лишь одно из проявлений нашего оружия, и фактически является лишь данью уважения нашим корням возводящим к древнейшим охотничьим кланам. Из своей чакры я могу сделать все что угодно. Меч, сюрикен, иглу, когти, кинжал и все остальное. Плюс при использовании техник чакра клана Исида куда плотнее и стабильнее, чем любая другая. Но при этом если нам нужно, то мы можем перегрузить наши тенкетсу огромным количеством чакры, и выдать технику ужасающей разрушительной силы. Наш минус в одном - от рождения у каждого из нас мало чакры. - Гин чувствовал, что его понесло. Права разглашать такую информацию он не имел, но все же он сейчас, если верить Сецу, во сне. А когда ты в своей голове, то правила внешнего мира не действуют. Сейчас перед ним встала дилема: Говорить дальше, или нет? Он выбрал второй вариант, и решил просто продемонстрировать то, о чем говорил. Так как он во сне, о тратах чакры можно было и не думать, поэтому можно продемонстрировать достаточно сильную технику.
- Наблюдай. - Гин подпрыгнул, а затем сформировал короткие, около полуметра, плечики лука из своего запястья, а затем сформировал пять стрел с множеством ячеек внутри. Когда он выстрелил, стрелы распались на две с половиной сотни снарядов поменьше, что смогли закрыть собой область в метров десять-двеннадцать. Правда кучность оставляла желать лучшего, но Исида все же может поставить на цель метку, тем самым сделав ее мишенью для своих маленьких снарядиков.
- Небесный Обстрел, вариант "Божий Ливень". И это без моего длинного лука. - Сухо и безэмоциально проговорил Исида, очередной раз поправляя свои очки.

+2

12

Наблюдая за жертвой, оказавшейся в ловушке мира снов, Сецуна не могла не отметить манеры поведения Исиды. Он был спокоен и собран, будто ничего и не случилось. Не метался из стороны в сторону, не задавал глупых вопросов, не пытался проверить на прочность искусственный мир. Напротив, он с легкостью принял как данность сказанное новой напарницей и моментально адаптировался к предоставленным условиям. "Исида Гинкен. Какой занятный человек. Редко встречаешь такую выдержку и упрямство. Особенно среди аристократов."
- Наблюдай, - коротко произнес парень, сверкнув в свете искусственного солнца белоснежными одеждами. И Сецу молча наблюдала. Этот шиноби продолжал ее удивлять. Мало того, что он принял сон как новую реальность, он также понял, что это может быть и его реальность тоже, а потому он запросто может здесь делать то, что захочет. "Это вполне нормально для всех, кто хорошо контролирует свою чакру. У таких обычно имеется и предрасположенность к гендзюцу, только они ее не используют. Зато у них же остается и неплохая сопротивляемость к этому направлению."
"Небесный Обстрел" в самом деле выглядел впечатляюще. Как и предположила ранее Сецу, укрыться от такого или увернуться будет очень непросто. Кисараги погрузилась в раздумия, впрочем, не укрывая их от Гина.
- На подготовку, концентрацию и сам выстрел требуется от пяти до семи секунд, в зависимости от выбранного оружия. И хорошо, и плохо. - произнесла она, взглянув на то, как Гин в очередной раз поправляет очки. "Должно быть, по привычке". - Если противник равен вам по силе и навыкам, теперь я понимаю его слабость. Однако, если у него есть союзники - процент успеха выполнения миссии становится еще ниже.
Она поднялась со ступенек лестницы и стала ходить по невысокой траве, протаптывая целую тропинку по кругу небольшой площадки, где они оба находились.
- Ваш контроль чакры так же повышает вашу сопротивляемость к гендзюцу, что делает большую часть моих техник без особого усиления неэффективными. Но, полагаю, такой сопротивляемости не может быть стопроцентно у всех союзников этого Исиды Каматсуки. Ладно, с этим разобрались. Я не стану осторожничать и буду пользоваться техниками в полном объеме.
По виду Сецуны становилось понятно, что ей эта идея не особо нравилась. Она хмурилась и поджимала губы, но продолжала рассуждать, делая новые выводы. "Сколько же людей погибает ради этого эфемерного понятия чести... А уж сколько проблем от этого - и не сосчитать!"
- То, о чем вы сказали прежде... Шанс вашей смерти. - поначалу она произнесла эти слова нехотя, осторожно, будто бы чего-то боялась. Но уже спустя секунду тон ее голоса выровнялся, уверенным и отчужденным. - Предоставленное процентное соотношение недопустимо. Ваша попытка защитить честь клана любой ценой нелепа. - В отличие от Исиды куноичи по-прежнему держала дистанцию и обращалась к напарнику на "вы", пусть сейчас и позволяла себе его отчитывать. - Самоуверенность на данный момент есть лишь у вас. Вы толком ничего не знаете о цели. Даже не знаете достоверно, является ли Каматсуки наследником, но уже твердо верите, что он кинется первым делом на вас. Это смешно.
Кисараги устало потерла висок, затем скинула капюшон с головы и сердито взглянула на Гина. "Вежливый, спокойный, гордый. Это восхищает и утомляет одновременно."
- Каматсуки "неожиданно" объявляется в лесах, ни где-нибудь, а под носом у Конохи, где числится преступником и где на него зуб имеет целый клан. Зачем? Выманивает Исида. Если это настоящая месть, то она будет сладка лишь в том случае, когда он будет видеть растерзанный труп каждого члена ненавистного клана. А, значит, он хорошенько подготовится к теплому приему. И тогда вы станете не охотником, а дичью. Я не исключаю даже, что это он попытается взять вас живьем, чтобы из молодого наследника сделать живую приманку для всего клана. Думаете, он провернет этот фокус в одиночку? - Сецу невесело усмехнулась, - Только если круглый дурак! А, как известно, дураки столько не живут, будучи записанными в ряды преступников у целой страны.
Чувствуя, как сама распаляется, Кисараги поддалась порыву и вплотную приблизилась к Гину, тыкнув ему в грудь пальцем, точно рассерженная сестра. Гневливый взгляд прожигал наследника клана.
- А теперь уйми свою гордыню, остынь и подумай хорошенько ГОЛОВОЙ. - прошипела она, спустя пару секунд отстранившись и отойдя на несколько шагов.
- Что удалось прочитать в документе из архива об этом Каматсуки? - с видимым равнодушием спросила она, меняя тему разговора. - Учтите, правду придется открыть. Иначе я ее достану сама, но это может быть... болезненно.

+3

13

- Наврядли у него есть союзники. По данным от клана Каматсуки - одиночка, каких поискать надо. Он просто не доверяет ни своим, ни нашим. И именно он является наследующим ветвь Карасу. Он попытается убить меня как доказательство своих сил. Ну или же попытается доставить живым. - Гин горделиво выпрямился, и начал понимать, что Сецу может даже и превышает его в силе разума. Ему показалось, что сам Ками-сама выслал ему настоящий дар. Он легко улыбнулся, понимая, что вместе их процент на победу повышается.
После этого повышения настроя она тут же его погрузила на дно океана. Она не понимала, насколько важно ему выполнить это задание ценой жизни.
- Не недооценивай меня. У меня всегда есть план. Я собираюсь отправить клона, причем иллюзорного. Среди Карасу нету сенсоров, поэтому я смогу застать их врасплох. Хотя если они задумаются, то не станут на него нападать. На такой случай я спрячу внутри клона взрывпечать. Как только он окажется на месте, то рванет от любого прикосновения или же порыва, что сильнее ветра. - Исида подавил внутри себя недовольство, и вновь стал спокоен. Но при этом неприятное послевкусие на душе все же оставалось, поэтому он смотрел немного недовольно на капюшон своей напарницы.
После этого она тыкнула в его грудь пальцем, выражая свое осуждение не только через речь. Тут Исида и ответил.
- Знаешь, что будет со всеми секретами клана, которые мы берегли в течении сотен или даже тысяч лет? Они станут известны всем. А это будет позор для нас всех. Да ну и это будет угроза Конохе, если хоть кто-то получит секрет наших техник. - Гин спокойно посмотрел на свою напарницу. Хотя он и понимал, что он хочет жить и совершать еще подвиги в своей жизни. Но при этом не имеет права отдавать секреты клана. Перед ним встала дилема - жить, но с позором, или же иметь шанс умереть, но спасти честь клана.
- Это не мое мнение. Знаешь, что делают с погибшими членами клана? Сжигают. Наши методы исполнения техник известны лишь АНБУ, и то, не всем. - Сказав это, Исида уселся, и сложил руки перед носом. Он или выложит еще один секрет, или же вынужден будет терпеть потрошение его разума. Но кто он? Наследник клана Исида, или же тряпка, которая делает все, стоит ему лишь приказать? Первое, ибо гордыни у него хватает.
Но все же выложить надо основную информацию. То, что может узнать каждый, при желании и огромной упрямстве:
- Он - наследник лидерства ветвью Карасу. А те, чтобы подтвердить свою готовность принять бой с Исидами, убивают одного из других наследников. Хотя последние несколько поколений главенство передается при помощи бойни тех, кто хочет встать во главу. - Гин презрительно глянул в землю, и в душе его вновь начинала бурлеть желч. Описывать их - то еще неприятное дело.
- Каматсуки, скорее всего, решил доказать свою силу старым методом. В таком случае запрещается брать с собой напарников.
Сецуна
- Он впервые обратился к ней по имени - Ты сейчас знаешь больше, чем может позволить себе даже член АНБУ. А для этого нужно быть как минимум другом клана. - Сейчас Исида спокойно глянул в глаза своей напарнице. Убивать он ее не может, так как быть? Стирать память она наврядли себе позволит. Но, может, позволить ей сохранить эти знания?
В его душе звучал странный голос, который говорил после миссиии оставить ее...

+2

14

Разговор явно не клеился. Сецуна не признавала ослиного упрямства ради эфемерной чести группы людей, которых даже именовали не "семья", а "клан", а Гин не намеревался поступаться своими принципами и воспитанием, опасаясь запятнать честь клана и свою собственную. Продолжая хмуриться, Кисараги до конца выслушала неказистый план поимки Каматсуки Исиды.
- Поня-я-ятно, - устало протянула она, скептически взирая на Гина. "Думать - это не про тебя." В ее голосе не звучало издевки. Скорей разочарование. И это не было далеко от правды, ведь она искренне полагала, что люди с высоким уровнем интеллекта не подвержены таким нелепым моральным устоям. "Странно ставить честь выше жизни. Но... Если подумать, мне это не интересно. Хвала Хокаге-сама и Ками-сама, далеко не все в Конохе так мыслят. Это определенно увеличивает шансы селения на процветание." Конечно, так просто отмахнуться от происходящего теперь Сецуна не могла при всем желании. Отказаться от задания можно, но тогда этот упрямец точно сгинет где-нибудь в лесах. "И, как он и сказал, тогда и секреты техник достанутся каким-то неуравновешенным личностям с оскорбленным самолюбием и комплексом неполноценности, и клан гордецов лишится наследника, после чего начнет буянить, устраивая охоту в лесах Страны Огня. Сколько проблем..."
- Значит, мне тебя не переубедить. - подытожила девушка. - Ладно.
Брошенная фраза прозвучала так легко и беззаботно, будто с ней не согласились играть в пятнашки. Без обид, яда, подтекстов... Хотя нет, при должной фантазии двойственность поведения можно было бы уличить. Последние сказанные Гином слова звучали тяжело, как будто даже с угрозой. Кисараги смерила его странным взглядом, чуть приподняв левую бровь, будто бы не верила в серьезность предупреждения. "Это мне вроде как предлагают выбор? Сотрудничество? Хех, кем себя вечно мнят эти аристократы?" Его поведение начинало снова веселить куноичи.
- Расслабься. Как обучающийся член специальной команды допросов Скрытого Листа, я и не такое знаю. - она широко и довольно искренне улыбнулась, давая понять тем самым, что секреты клана Исиды ей совсем неинтересны. Разве что самую малость, для общего образования, так сказать. - Или ты думаешь, Хокаге-сама допустила бы такую нелепую ошибку? Хех. Странности вашего клана с пыльными традициями меня не касаются. Даже косвенно. Миссия заключается совсем не в этом, - сказав это, Сецуна оставила на некоторое время Исиду сидеть и переваривать новые варианты или просто биться с собственным "я", покуда она мерила шагами площадку иллюзорных руин, размышляя, как быть дальше.
Несколько кругов в молчании, наполненном напряженными раздумьями, и вот, в конце концов она не выдержала. Скривившись, как от зубной боли, девушка вдруг взлохматила свои волосы, отчего и капюшон пал на плечи, являя свету эту неопрятную копну летней травы на голове куноичи. Затем Сецу уселась на корточки, закусив большой палец, и стала рисовать на песке схематичные рисунки и сокращенные формулы прутиком, что удачно оказался под рукой. "Скорее всего. Но не точно же, черт возьми!" Раз за разом выводя новые изображения, она беспощадно стирала их. "Клон с сюрпризом в виде взрывной печати - просто детская шутка. Вряд ли им всерьез можно кого-то отвлечь, даже если брать в расчет их маниакальные пристрастия решать политические вопросы внутри клана геноцидом. Это семейство хорошо контролирует чакру, а потому и будут весьма недурно ее чувствовать, даже не будучи сенсорами. Так что этот Каматсуки просто выстрелит по приманке, активирует взрыв и его даже не заденет. Зато эта выходка наделает шума в округе радиусом на километр или два, в зависимости от стараний упрямца. Тогда что? Нет, конечно, им ума хватит, как я погляжу, и выйти в чисто поле, чтобы сойтись в смертельной дуэли!" Сецуна еще несколько раз в отчаянии пальцами поворотила на собственной голове шевелюру, отчего там стал полнейший бардак. Нормально это уравнение никак не складывалось. Наконец, она тяжело вздохнула и обернулась, взглянув на Исиду, что сейчас ей показался даже хмурым.
- Чтож, выхода не остается. Придется тебя защищать, - усмехнулась она, поднимаясь. - Пока эта горячка не пройдет, уж точно. А, прости, как вы там считаете? Охота за титулом, месть во славу чести и... Что там у вас еще полагается?, - ходячая язва показала кончик языка с довольной насмешкой. Впрочем, пусть ее слова оставались колкими, Кисараги говорила вполне серьезно. Она приблизилась к Гину и протянула руку в знак примирения. - Ты уж постарайся не помирать. Мне ж потом перед Хокаге-сама отчитываться.

+4

15

- План с клоном является приманкой. Подорвав его, он, или они, раскроют свои позиции. Но вот один я не справлюсь. Техниками клонирования, я как назло, не занимался, поэтому не могу использовать теневых клонов. Значит надо думать глубже. Мощнейшие техники просто сверхбыстро истощат меня, и сделают легкой мишенью. Необходимо сделать так, чтобы все жертвы оказались в одном месте. Но это если там будет группа. - Гин углубился в раздумья над тактикой. Он, хоть и упрям как козел, но все же умен. Он явно уже осознал, что в порыве гордыни начал говорить ересь, от которой сам бы покраснел от стыда.
- Если же он будет один, то надо будет его как-то заставить встать на одном месте. Иллюзорные клоны не помогут. Можно при помощи куная с леской попробовать ему обмотать ноги, но шанс успеха очень мал. Разве что он до этого впадет в ступор, и будет несколько секунд наблюдать за проволокой, что обматывает его ноги. Как ни крути, тут слишком много случайных возможностей. Удачных совпадений, как показывает практика, обычно тридцать процентов... - Исида уселся, глубоко задумавшись. Почему нету информации подробней? Он сам уже понял, какого было Сецу, которая начала его расспрашивать.
Наконец гордыня отхлынула от его мозгов, и позволила думать рационально. Нужна хорошая стратегия, в которой враг будет обездвижен, как минимум, на десяток секунд. Лишь тогда он сможет от него избавиться с шансом в семьдесят процентов. Учитывая, что все Исида хорошо контролируют чакру, они будут иметь иммунитет к слабым и частично - к средним гендзюцу. Но то, что Сецу не в полную силу способна его уложить в сон доказывает, что она сможет засунуть противника в иллюзию.
Для повышения шансов успеха можно взять себе в команду еще кого-то быстрого, или же улучшать свои навыки. Навыки?
Стоп, раз тут время течет по-другому, то и времени для практики куда больше! Да ну и Гин чувствовал, что у него сейчас просто неограниченный запас чакры, а в целом - он все таков же.
- Сецу, как насчет того, чтобы провести тут тренировки перед выходом? Этот сон отличается от реальности лишь местом, и тем, что у каждого из нас неограниченный запас чакры для исполнения техник. Плюс они нам не вредят. - Учитывая, что сон еще и принадлежит ему, Гин уж совсем обрадовался тому, что он сейчас в мире своего подсознания. Первым же делом надо улучшить свое владение нефизическим луком чакры. Большую часть времени Гин надеялся на длинный лук Куинши, но что будет, если в нужный момент его просто не будет под рукой?
Прекратив думать о тренировках, Исида вспомнил о том, что говорила ему Сецу. Уж как-то невежливо вышло, что он так нагло проигнорировал ее речи.
- Не бойся, я не из тех, кого легко убить. - У кого-кого, а у Гина всегда есть козырь в рукаве для спасения своей жизни в последний момент, так что тут ему можно было верить. Сейчас он попытался здраво оценивать свои силы. Сейчас картина оказалась не очень обнадеживающей. Но тут ему на помощь приходит Сецу. Примерно обдумав ее возможности, Исида пришел к выводу, что она способна на время выводить противников из строя. В идеале - на десяток-другой секунд. Но нельзя надеятся на примерные данные...

+2

16

- Удачных совпадений, как показывает практика, обычно тридцать процентов... - бормотал вслух парень. Похоже, под некоторым давлением он все-таки сдвинулся с мертвой точки и начал прикидывать, насколько невелики шансы успеха выполнения миссии. "Ба... да ты небывалый везунчик, раз твой процент случайностей настолько высок", - вновь позволила себе усмешку Кисараги, наблюдая за ним. "Жаль, конечно, что ты это начинаешь осознавать только сейчас. Хикару бы намного быстрей и лучше донес важную информацию. Все-таки мои навыки коммуникабельности оставляют желать лучшего". Захвативший поток мыслей даже не позволил Исиде заметить, что Сецуна, фигурально выражаясь, соизволила сделать шаг ему навстречу и даже протянула руку. Стоило лишь Гин заговорить о тренировке во сне, она странно на него взглянула, затем протянутая рука звучно стукнула свою же хозяйку по лбу.
- А, ну да... Забыла. - невпопад сказала она, затем глубоко вздохнув. - Понимаешь, это не какое-то отдельное уникальное измерение. И не иллюзия. Эм... Как бы попроще объяснить... - Кисараги в самом деле всегда было сложно объяснять, что такое сон, поскольку известных пользователей подобной техники в этом пространстве не было известно, во всяком случае, лично ей и Скрытому Листу. "Если подумать, кроме этой способности и моих слов о работе с гендзюцу он тоже ничего толком обо мне не знает. Наверное, это будет полезно. Если только он не станет опять упираться рогами в землю. Полагаю, когда он начинает себя так вести, даже не стоит пытаться что-либо объяснять. Проще подождать, когда он вернет себе способность трезво мыслить." - По большому счету, как ты уже успел осознать, это место - твое подсознание. Грубо говоря, я не просто нахожусь в твоей голове, а вторгаюсь напрямую в поток чакры, перенося собственное сознание в чужое. И именно за счет вливания своей чакры я могу здесь всем заправлять. - она не вдавалась в прочие детали, например, что происходит, когда она вторгается в чужое сознание вторично и каким образом может делать это на расстоянии. Да и не важно это было сейчас.
- Поэтому ты ошибаешься, думая, что запас чакры не тратится. Пусть тратишь и не в тех же пропорциях, что я, но делаешь это поневоле, поскольку имеешь высокую предрасположенность к основополагающему Инь-элементу чакры. Соответственно, и сопротивляемость к нему же. - пояснила девушка, опираясь на простейшие составляющие, что еще в академии объясняли. "Наверное, так будет объяснить проще всего. Хотя не уверена, что он понял до конца. Это в самом деле очень сложно объяснить..."
Она отошла от Исиды, вернувшись к своим зарисовкам и записям на песке. Взглянув на них еще раз, куноичи носком ботинка зачеркнула последние закорючки.
- Не бойся, я не из тех, кого легко убить. - все еще настаивал на своем Исида, заодно припоминая незавершенный разговор.
- Надеюсь, ты не хочешь, чтобы я это проверяла? - невесело усмехнулась она в ответ, даже не глянув на парня. - Тренировка невозможна... Не особо стараясь, я могу тебя здесь убить. И даже следов преступления не останется. Просто в обычной жизни твой организм перестанет функционировать, пока не остынет. - Кисараги уселась на песок и снова взяла в руки прутик с задумчивым видом. - Не пойми неправильно, я не пугаю. Это факт. Безусловно, у тебя выше шансы сопротивления мне, чем у других, из-за хорошего контроля чакры. Даже поэтому ты осознаешь, что здесь происходит, тебя не мучают обрывочные видения и ты можешь частично управлять пространством здесь. Но... это же играет против тебя.
На сей раз она все-таки окинула его лиловым взглядом, после жестом пригласив подойти.
- Условно говоря, внутренним зрением я вижу у человека, попавшего под мою технику, всю систему циркуляции чакры. И, поскольку, частично запускаю в нее "руки", могу даже по неосторожности перебить. Тех, у кого контроль чакры и предрасположенность к Интону выше, я вижу отчетливей. Поэтому мое попадание даже "понарошку" может не только изменить твое восприятие мира, оставить душевную травму, нарушить память и мозговые процессы, но и даже перебить целиком циркуляцию чакры так, что ты никогда больше не сможешь пользоваться техниками. - она слабо улыбнулась, подытоживая разговор. - Так что - никаких тренировок здесь. В твоем случае мне лучше вообще не рыпаться, чтобы ты вдруг не стал думать до конца своих дней, будто являешься миленькой пятилетней девочкой в розовом платьице.
Сецуна тяжело вздохнула и замолчала на некоторое время. Ей было непривычно так много говорить, и это очень утомляло. Только сейчас куноичи вдруг осознала, что уже половину разговора обращается к Гину на "ты", позабыв о правилах приличия. Это произошло настолько легко и естественно, что даже удивляло. "Кажется, я забылась... Но вроде он не против. Да и сам ко мне обращается просто по имени. Наверное, можно оставить и так. Во всяком случае, на время миссии, если это поможет хоть как-то увеличить шансы."

- Давай спокойно и без эмоций обсудим, что делать. - предложила она, нарисовав на песке одну длинную черту. "Если противник - это аналог Гин-сана, тогда мне нужно думать, как устранить Гина. Возможно, тогда я пойму, как бороться с Каматсуки.  Впрочем... он явно постарше будет, а потому, может быть, и не подвержен такой эмоциональной буре на почве борьбы за честь клана. Только месть. И, повторюсь, для этого ему достаточно увидеть распотрошенный труп наследника главной ветви. Думаю, на этом можно будет сыграть." - Смотри. Ты говоришь, что Каматсуки будет один. Это вариант, но он простой. "Слишком", на мой взгляд. Однако, он тоже имеет право на жизнь. - Кисараги нарисовала, будто маленький ребенок, на одной стороне поля, отделенного длинной линией, человечка с длинным луком. - Я считаю, противника лучше переоценить и заранее подготовиться к худшему. А именно - у него есть союзники. - На другой стороне поля за чертой она изобразила подобным образом не только человечка с луком, но и еще ниже пять простых фигурок. Почему пять? Потому, что это было оптимальное количество людей для отряда, удобное в условиях леса.
- Начнем с простого. Если Каматсуки - упрямый осел и работает в одиночку, тогда мы будем драться на его территории, специально подготовленной для гостей. Он тоже просчитывать будет наперед, а потому в его расчетах точно также будет присутствовать не один наследник, а группа, что пойдет по его следу. Полагаю, с этим ты спорить не станешь? - она поймала взгляд Гина, точно хотела удостовериться. "В конце концов, каким бы гордецом Исида ни был, он же не настолько глуп, чтобы думать, будто его, наследника клана, отпустят без подкрепления и поддержки? Да, для меня пусть лучше внезапная тупость противника станет приятным сюрпризом, чем я посмею недооценить его. Плевать. Пусть хоть параноиком меня считает." Опустив взгляд, девушка нарисовала на одиночном поле несколько деревьев с простыми модельками ловушек.
- Вариант два, - Кисараги указала прутиком на вторую часть поля, где было несколько противников. Она тут нарисовала такую же картинку леса с ловушками, но общий рисунок стал выглядеть более громоздким. - У него есть еще и союзники. Раз уж эти ребята отступники и изгнанники, зачем им вообще придерживаться каких-то понятий чести? Даже прибив наследника, их в Коноху обратно никто не возьмет, а клан не признает. Но опять же, пусть недальновидность и простота оппонента станет приятным сюрпризом. Люблю сюрпризы. - ухмылка вышла на сей раз несколько зловещей.
- Теперь, что я предлагаю. - она отложила прутик в сторону и уставилась немигающим взглядом на Гина. - Надейся на лучшее, но готовься к худшему. А в нашем случае худшим будет второй вариант, где у Каматсуки есть еще и союзники. Таким образом, нам лучше всего вывести этих уродов на незнакомую территорию. Конечно, в идеале их заманить в собственную ловушку, но это почти нереально. Они не дураки. Каматсуки знает, что за ним пойдут охотиться. Более того - он этого ждет. И, заметь, не убегает в другую страну. Он целенаправленно ошивается в окрестностях, на расстоянии, удобном для драки без скорой поддержки из Конохи. Если ты не согласишься, что это разумно, я тебя точно стукну. - спустя несколько мгновений взгляд девушки был уже не таким суровым, и она продолжила более расслабленно.
- Что нам может помочь против его союзников? Например, моя техника "тумана иллюзий". Она обхватывает обширную территорию и, помимо того, что сводит практически на "нет" всю видимость, все уязвимые к гендзюцу бойцы выходят из строя. Минус, правда, что цепляет эта техника всех, без исключений. Усиленная же, она вызывает такие эффекты, как слепота, глухота, онемение гортани, головная боль с носовым кровотечением и потеря сознания. - она развела руками, мол, "ну что поделать, надо же и мне как-то драться с другими". - М, есть еще неплохой вариант с техникой "туманного слуги". Если воздействие идет на одного человека, он дерется с воображаемыми клонами. Усиление техники позволяет наносить клонами небольшой урон. Хотя, в принципе, это просто урон чакрой... Ну да не суть. Если у него есть союзники, то в таком случае он начинает принимать союзников за этих клонов и бьется уже с ними. Минус - при использовании этой техники я должна постоянно поддерживать контроль над потоком чакры, подпитывая иллюзии, а потому не смогу двинуться с места.
Раскрывая свои возможности, таким образом Сецуна давала понять, что теперь и Гин владеет ценными секретами куноичи, за которые тоже можно лишиться головы. Следовательно, в каком-то смысле они повязаны информацией и риск предательства сводится к минимуму.
- Помимо не особо сильных приемов ближнего боя, я могу использовать технику сокрытия. Если среди союзников Каматсуки нет сенсоров, тогда мы сможем подобраться к нему близко. - чуть подумав, она снова обреченно вздохнула и добавила: - Усыпляющий взгляд действует на расстоянии до тридцати метров. В принципе для него мне не требуется зрительный контакт - под действие попадут все, кто будет в поле зрения. Но чтобы вырубить такого противника и на таком расстоянии, я практически потрачу всю чакру. И это будет работать на некоторое время, думаю, не более трех часов. Может, даже меньше.

+3

17

- Значит мое предположение оказалось неверно. - Гин прекратил творить чертовщину, и принялся думать. Долго и муторно. Нужно понять способности врага, и составить план.
- Надо бояться быстрых дистанционных атак. Вся зона, которую он видит - уже опасная. При наличии у него союзников, надо или атаковать внезапно, или же делать все быстро. Но последний вариант бесполезен, ибо слишком рискован. Значит на этот вариант ставить никак нельзя. Тут уж вступают построения. При наружном круге, нужно проникнуть внутрь. Но человек, тем более шиноби, развернеться и выстрелит за доли секунды. - Гин рассуждал вслух, и уже строил в своем подсознании (подсознание в подсознании?) сцены битвы.
- Для того, чтобы выманить врагов, нужна действительно хорошая приманка. Ловля на живца может идти лишь на меня, и будет слишком рискованна. А так как нам нужна максимальная эффективность, то следует использовать твои техники. Даже пары минут в трансе хватит для уничтожения, в худшем случае, трех-четырех человек. В лучшем - я смогу всех сцапать одним Небесным обстрелом. Тут поможет "туманный слуга". Заставив одного из его команды сражаться со своими, ты создашь суматоху и непонимание. Как минимум - десяток секунд. Это десять выстрелов из лука, или два Небесных обстрела. Туман Иллюзий будет слишком опасен - буду не в том месте, и не смогу сражаться. - Услышав о минусе Слуги, Гин начал думать, как сохранить Сецу от возможных бойцов в засаде. Тут уж перед ним встанет выбор - пристрелить на месте цель, или защищать Кисараги, пока она будет выполнять технику.
- Потратишь всю чакру - станешь легкой мишенью. А позволить тебя убить я не могу. - Исида на секунду замолчал, подумав, насколько странно это прозвучало из его уст. Хотя не особо, так что можно продолжать обсуждение стратегии:
- У меня есть идея. Ты скроешь нас, и позволишь сделать одну-две мощные атаки. - Гин уже понимал, что должен рассказать Сецу о своей мощнейшей технике. Стрела Света... Техника, которая оставит в радиусе метров пятнадцати лишь воронку.
- У меня тоже есть опасный козырь в рукаве. Стрела Света. Это одиночная стрела, которая наносит огромный урон. У нее значительный минус. Титанические количества чакры, тратящиеся на выполнение техники, и повреждения тенкецу. В итоге - я не могу после нее использовать любые техники. - Исида поправил очки, уже думая, в каком случае он будет использовать эту технику, и по какой причине...

+1

18

"Интересно, он просто хочет покрасоваться передо мной или в самом деле думает, что лупить из пушки по воробьям - это лучшая из тактик?". Кисараги молча внимала словам напарника, при этом не скрывая свой скептичный настрой. Выразительно изогнутая бровь - вот и все, чего была удостоена идея Гина. "Понятно, что ничего не понятно. Может, парень хорош в импровизации, а я его тут планами напрягаю? Очевидно, планирование совершенно не по его части. Хм... и не удивительно. Планированием, как правило, занимаются заурядности вроде меня, кто не особо что-то способен разрушить голой силой."
- Не пойми неправильно, но... зачем? - не выдержав, спросила Сецуна, поднявшись с колен. - Ты же сам сказал, что хочешь взять Каматсуки живьем, тогда для чего использовать максимально разрушительные техники?
Она вздохнула. "Думаю, пора выводить его из сна, меня порядком утомил этот разговор."
- В твоем распоряжении есть инструмент под именем Кисараги. Подумай по пути до цели еще раз, каким именно образом можно его использовать ради достижения наилучшего результата.
Сецуна не позволила Исиде что-либо ответить на ее слова. Не было какого-то особого жеста или специальных слов. Просто в какой-то момент сознание Гина снова помутнело, а глаза заволокла непроглядная тьма.

Она открыла глаза - в комнате ничего не изменилось. Да и в дверь, кажется, помощник архивариуса давно перестал стучать, теперь где-то выжидая, чтобы обрушить на свою жертву нескончаемый поток вопросов по делу и без. Девушка убрала ладонь с головы Исиды и потянулась, поднимаясь со стула. "Ладно, прорвемся. Думаю, придется мне еще не раз возвращать этого гордеца к реальности, опуская на землю. Интересно, как он выжил, будучи столь увлеченным жаждой мести? Наверное, это благодаря клану, что охраняет своего наследника. Пожалуй, мне не понять эту благородную "прослойку" общества." Она подошла к мирно спящему парню и легко коснулась его плеча, тем самым прерывая действие своей техники принудительного сна.
Пока Гин приходил в себя, Сецуна направилась к двери и отперла ее. На стол она поставила еще один стакан воды и затем выжидающе стала наблюдать за реакцией Исиды. "Логично будет подобраться к цели под покровом техники сокрытия и, дабы не создавать шума, вырубить этого Каматсуки принудительным сном. Затем таким же образом вместе с ним по-тихому уйти. И в этом случае Исида бы тащил его и следил за тем, чтобы тот не приходил в себя. Это был бы идеальный план. Но... Да тут куча "но", главное из которых - жажда помериться силушкой под разными предлогами вроде мести, чести и еще боги знают какой глупости". Встав напротив зеркала, девушка поправила челку, затем обратно накинула на голову капюшон. Маленький рюкзачок она достала из шкафа, в который умещалось все самое необходимое на случай непредвиденных обстоятельств, вроде этого внезапного распоряжения Хокаге-сама отправиться на задание оберегать сорвиголову. Теперь-то Сецу понимала, почему все обернулось именно так.
- Ну вот, я готова. Ваши распоряжения? - равнодушным тоном спросила она, регулируя лямки рюкзака.

+3

19

- Данная техника на то и разрушительная, ибо последний аргумент. Если никак не удастся взять его живьем, то я ни за что его не отпущу. - С некой ноткой раздражения сказал Гин. Он понимал, что сейчас он выглядит как помешанный. Но для него честь и месть значили больше всего того, чего достигалось при помощи разумных действий. Он презирает тех, кто предал клан. Однажды это сыграет с ним злую шутку, и оставит его холодеющий труп вдали от духа. Если последний, конечно, отделяется от тела во время смерти.
- Воспринимать себя как инструмент? Последняя степень самоунижения. Если один из нас будет доминировать, используя другого как инструмент, то может, в порыве самоуверенности или другого неправильного потока нервных сигналов в голове, дать неправильное распоряжение. И надеясь на мои планы сейчас, пока я не могу нормально составлять планы, излишне сосредотачиваясь на личной мести и своей чести. - Гин взглянул на себя со стороны. Он понял, в чем его ошибка. Он просто пытался самоутвердится. Показать, что он способен сделать то, на что согласился. Но кому? Самому себе. Он сам пытается себя убедить в своей правоте. Гин начал презирать себя за такое. За такую наглость, за такую необдуманность. Он должен следовать голосу разума, а не гордыне или боязни потерять имя.
Гин пытался все трезво оценить, пока вставал. Понять, что его ждет. Какая опасность впереди. Какие риски будет давать каждое действие. Время, необходимое для атак.
Гин устремил глаза на Сецу.
Исиде стало чуть стыдно. Он не выражал этого, но в его взгляде, если приглядеться, видно следы того, что Гин осознавал всю бессмысленность всех своих прошлых речей.
- Пожалуйста, переходи на "Ты". Меня твое "Ваши распоряжения", если честно, коробит больше, чем лицо того, кого мы должны принести к Хокаге-сама. - Гин поправил очки, в очередной раз. Странная привычка, учитывая, что очки обычно сползают не более чем на сантиметр. Причем иногда из-за этого они могут даже упасть ниже. Хотя от этой привычки будет долго избавляться, так что она как-то потерпит. Все же не особо важная вещь.
- Пошли, по дороге обсудим план действий. - Гин еле сдерживал румянец, который готовился проступить у него на щеках - И возвращай меня в реальность, если опять начну говорить всякую чепуху. - произнес Гин. Он заметил свои странные перемены в характере. Казалось, будто бы он изменился в общении с Сецу, стоило ей переступить чертоги разума. Тому, кто мог видеть всю его поднаготную, Исида почему-то испытывал лишь доверие. Он понял одно. Сецу - одна их тех немногих, кто способна удержать его от гулпости. Даже сокомандники на такое не способны. Может, он доверяет чисто из-за того, что она одна из тех немногих, кто видел истинный вид его внутреннего мира?

+1

20

Просьба из уст "господина" прозвучала странно, однако, перечить такому пожеланию Кисараги не стала. В самом деле, на период миссии намного проще обращаться друг к другу на "ты". Хотя, если вспоминать долгий период обучения с Михарой-сенсеем, то и проблем никаких это не вызывало. То ли раздраженный, то ли смущенный и задумчивый, Исида собрал пожитки и покинул тесный кабинет подвального помещения архива первым. Сецуна лишь сделала вид, что ничего не заметила, оставаясь все такой же равнодушной к окружающему миру. Что ни говори, она умела быть толстокожей, когда того требовала ситуация.
Ох, как не хотелось бы продолжать дискуссию. Не говоря уж о том, что куноичи никак не предполагала быть нянькой на задании. Но разве у нее был выбор? "Чтобы он не нес бред, куда проще его оставить где-нибудь на ближайшем дереве, чтобы не путался под ногами, ну и чтобы слизни не сожрали. Хотя эти белые одежды... Сколько же проблем с благородными. Сила есть, ума не надо. Думают, в мире запросто все можно решить, если просто сравнять объект с землей." Невесело усмехнулась Сецу, глядя в спину высокому парню.
К тому времени, как им удалось разрешить часть разногласий, солнце поднялось высоко и селение забурлило, точно крупный муравейник. По пути они пополнили запасы провизии, приобрели еще несколько мелочей, и уже после покинули пределы Конохи, углубившись в тенистый полог густого леса страны Огня.

Первым делом стоило выйти на след цели. Из описания задания следовало, что они отставали на пару дней, но Сецуна предполагала, что противник будет выбирать местоположение таким образом, чтобы заманить наследника в ловушку, а значит, им всего лишь предстоит найти оборудованную территорию врага. Почему "всего лишь"? Потому, что это значительно проще, чем гоняться по всей округе за тенями. Впрочем, этот же вариант оставался наиболее опасным для шиноби. Оба они были слабы в ближнем бою, а потому им следовало не терять бдительности и быть все время настороже.

+3

21

Исида шел к выходу из деревни. Сейчас он был полностью сосредоточен. Сейчас у него права никак отвлекаться на что-либо, кроме задания. Так что он пропускал разговоры прохожих обо всем на свете, и смотрел сейчас в одну сторону - вперед. В Конохе опасаться было нечего, но все же - бдительность надо сохранять. Вероятнее всего, его попытаются окружить. Тут уж никакая скорость не поможет - если его окружат, то пиши - пропало. Ведь у него нету круговых атак, да даже дымовых шашек. Единственное, что он мог попробовать сделать - так это использовать замещение, оставив на своем месте взрывные печати. Но такой ход будет довольно банален, и легко предсказуем. Можно было бы попробовать расставлять по дороге ловушки, но это приведет лишь к трате времени, ведь если а ним будут следить, то заметят и ловушки с их расположением. Как ни старайся - его рано или поздно заметят. Да ну и тут идет ловля на живца, так что он обязан будет подставиться. Похоже, ему суждено стать наживкой, и затем импровизировать.
Похоже, Сецу была идеальной в данном случае. Если она будет вести себя скрытно, двигаясь поодаль от него, то сможет использовать на врагах гендзюцу, давая ему время разобраться с несколькими, или, по крайней мере, скрыться. Сейчас он был вынужден думать о том, как можно реализовать качественное превосходство над врагом. Если расчитывать на то, что они попытаются задавить его наверняка, то можно ожидать с десяток противников, как минимум.
- Сецу, до скольки людей может сковать твое гендзюцу. Это поможет мне понять, в какой ситуации мне будет лучше отступить, а в какой - атаковать. - Гин кинул на нее спокойный взгляд. Сейчас ему нужны были ответы. Без них он не может расчитывать даже на примерное осознание того, как она может ему помочь.
Он остановился рядом с выходом из деревни. Пока он не получит ответ, он не пойдет дальше. Как только узнает - так продолжит путь.
Сейчас его взгляд был устремлен вперед. Виднелись деревья, где-то вдали - горы. Если честно, ему как-то раз хотелось побывать на горных вершинах. почувствовать высотный холод, поглядеть на мир с высоты птичьего полета. Оказаться выше облаков. Может быть, это глупое желание, особенно для человека, который готовился возглавить один из известных кланов Конохи. Но все же, у каждого есть глупые желания и глупые мечты. И он - не исключение. Наверняка такое есть у его отца, у Сецу, у всех других. Глупое, в своих намерениях, но при этом то, что хочется сделать. Именно это показывает то, насколько человек человечен. Насколько он склонен к мечтательности. Является ли он материалистом, или сторонником морали.
Он развернулся, и посмотрел Кисараги в глаза.
- Готова?

+2


Вы здесь » Наруто: печать времени » Военные деревни » Конохагакуре: "Ничто не истинно"